Glencore International (международная корпорация Гленкор)

Перейти на главную страницу

 

Glencore International AG (Международная корпорация «Гленкор»)

 

 

            Glencore International является правопреемницей частной компании Marc Rich + Co AG, основанной Марком Ричем в 1974 году. Авантюрист еврейского происхождения Марк Рич создал компанию, работающую преимущественно со странами третьего мира, властные режимы в которых имели проблемы с признанием их экономически развитыми странами, в первую очередь США. Компания Марка Рича покупала (или обменивала) у этих стран природные ресурсы и продавала их с большой прибылью для себя на мировых рынках, к которым в отличие от «кровавых диктаторов» имела доступ. Компания Рича торговала иранской нефтью в обход американского эмбарго, закупала никель и золото на кастровской Кубе, торговала с опальной Ливией и с ЮАР, когда та оказалась под международными санкциями из-за апартеида. Компания Рича получала огромные прибыли из-за разницы между закупочной ценой и продажной, благодаря отсутствию конкуренции со стороны крупнейших мировых компаний из-за внешнеполитических сложностей стран-партнеров. Режим благоприятствования компании Рича со стороны властей этих стран обеспечивался, вероятно, благодаря взяткам.

            В СССР компания Рича начала работать в 1970-х годах, когда отношения СССР с западными странами осложнились из-за «антисемитской» политики советской власти. Значительных объемов торговля Рича с СССР достигла в начале 1980-х годов, когда США объявили торговое эмбарго в отношении СССР из-за войны в Афганистане.

            В 1983 году Рич был обвинен прокуратурой США, в частности, в уклонении от уплаты налогов (компания Рича активно использовала оффшорные схемы, для того чтобы обойти американские законы). Это наложило определенные ограничения на деятельность компании Рича в США, хотя и далеко не фатальные, судя по росту бизнеса Марка Рича.

            В начале 1990-х годов компания Рича начала работать в России. Службу безопасности российского филиала компании возглавил бывший консул СССР в Женеве, генерал КГБ в отставке Геннадий Иванушкин. По имеющимся данным, наибольшие объемы торговых сделок проводились опосредованно, в частности, через компанию братьев Рубен и братьев Черных Trans World Group, к созданию которой, по данным исследователей Всемирного банка, Марк Рич имел непосредственное отношение. В первую очередь Trans World Group работала в металлургической сфере. По оценкам самой компании, в первой половине 1990-х годов она контролировала половину алюминиевой промышленности страны, которая была наиболее прибыльной отраслью российской экономики после нефти и газа.

            В 1994 году Марк Рич продает компанию Marc Rich + Co AG своим партнерам (топ-менеджерам), в результате чего «одиозная» Marc Rich AG преображается в «респектабельную» Glencore International AG, которую возглавил один из топ-менеджеров компании Вилли Штротхотте. Впрочем, новоиспеченная корпорация продолжает свято исповедовать принцип Рича «в мутной воде ловится крупная рыба» и сотрудничает с неугодными официальной западной дипломатии режимами по всему миру. В 2002 году были подведены итоги полицейской операции «Паутина», инициированной в Италии, в ходе которой расследовались международные связи российской мафии. По информации следствия, на счета Glencore перекачивались российские капиталы ряда фирм, отмывающих деньги, заработанные преступным путем. В частности, упоминались компании Григория Лучанского, которые, якобы, изначально создавались высокопоставленными советскими должностными лицами. Были установлены связи между корпорацией Glencore и фирмой «Бенекс», причастной к сомнительным финансовым операциям Bank of New York с выделенными России кредитами на общую сумму 7 млрд долларов. В 2002 году корпорацию Glencore возглавил Айван Глазенберг, являвшийся ключевой фигурой в окружении Марка Рича.

            В 1996-1997 годах у Trans World Group начинаются проблемы, и Glencore выходит из тени своего британо-российского партнера. Клиенты TWG, которые продавали через эту компанию металл на Лондонской бирже металлов, переориентируются на Glencore. Так, например, «Норильский никель», который до 1997 года 60% продукции продавал TWG, после 1997 года заключил контракт с Glencore на продажу тех же 60% продукции. Созданная при поддержке братьев Черных компания УГМК Искандара Махмудова в 2000-х годах через оффшорные схемы поставляла медь в адрес Glencore и ее дочерних компаний. Другой актив Махмудова «Кузбассразрезуголь» через австрийского трейдера Krutrade AG также поставлял уголь Glencore. Созданная в 2003 году «Русская медная компания» Игоря Алтушкина (младшего партнера Махмудова) на протяжении всех 2000-х годов поставляла медь Glencore в размерах близких к 100%, хотя и заявляла о будущих планах избавиться от посредничества Glencore и самостоятельно продавать продукцию на Лондонской бирже металлов.

 

            Вопрос зависимости российских металлургических компаний от корпорации Glencore достаточно сложен и многогранен. Ответ на него кроется как в специфических условиях формирования российского частного капитала в конце 1980-х и 1990-х годах, так и в глобальной системе мировой экономики.

            Формирование частного капитала в России с конца 1980-х годов происходило при доминирующем влиянии на этот процесс сотрудников внешнеторговых и разведывательных структур советского государства, значимую роль в которых играли евреи, что более подробно описано в разделе Предыстория (история формирования властной элиты в России и на Урале до 1985 года). Корпорация Glencore и связанные с ней структуры находились под еврейским контролем, что может быть ответом на вопрос, как произошло установление отношений между советскими внешнеторговыми ведомствами и корпорацией Glencore, – через еврейские диаспоры, которые сыграли значимую роль в создании Коминтерна и опиравшейся на него советской внешней разведки.

            Глобальная же система мировой экономики такова, что доминирующую роль в ней играют крупнейшие финансовые институты, которые параллельно с «невидимой рукой рынка», а иногда маскируясь под нее, оказывают значимое влияние на производственные процессы, манипулируя ценовой конъюнктурой и кредитными ресурсами. Одним из ярких примеров этого является Лондонская биржа металлов, которая занимала центральное место во взаимоотношениях корпорации Glencore и российских металлургических компаний. На Лондонской бирже металлов организована пятиступенчатая система членства. Членами высшего уровня этой системы (Ring) являются крупные финансовые корпорации США, Западной Европы и Японии. Члены этого уровня определяют официальную цену металлов на бирже, которая является ориентиром для торговли металлами на всей планете. Столь значимую роль Лондонская биржа металлов приобрела благодаря созданию мировой транспортно-логистической инфраструктуры и организации системы договорных сделок с производными финансовыми инструментами, которые минимизируют расходы крупных покупателей и продавцов металлов, делая торговлю через Лондонскую биржу более выгодной, чем напрямую от производителя к потребителю. Эта выгода, а также относительно закрытая структура членства на Лондонской бирже металлов создали необходимость для российских металлургов работать через посредников типа братьев Рубен и Марка Рича, которые являлись элементами этой закрытой системы.

Впрочем, корпорация Glencore занимает низшую ступень в этой иерархии, являясь простым трейдером на Лондонской бирже металлов (пятая ступень). Такой же статус имеет, к примеру, дочерняя структура Магнитогорского металлургического комбината. Закономерно возникает вопрос: в достаточной ли степени зависимость российских металлургов от корпорации Glencore была обусловлена особенностями мировой экономической системы или эта зависимость была обусловлена исключительно криминально-коррупционными особенностями формирования российского частного капитала? Есть основания предполагать, что корпорация Glencore лишь часть системы, в которую входят крупные финансовые институты. Но связь Glencore с этими институтами не афишируется, что позволяет респектабельным финансовым организациям избегать ответственности за несоответствующие формальным правилам ведения бизнеса действия аферистов вроде Марка Рича, не говоря уж про их российских партнеров братьев Черных, вкупе с уголовными авторитетами, коррумпированными госслужащими и сотрудниками спецслужб. Таким образом, возможности Glencore по торговле на Лондонской бирже металлов могли выходить за рамки прав обычного трейдера.

Косвенным подтверждением этих предположений может служить договор, заключенный в 2012 году между компанией «Роснефть» с одной стороны и корпорациями Glencore и Vitol с другой стороны, о поставках нефти в адрес этих корпораций на сумму $50 млрд в течение 5 лет. Предполагается, что данный контракт был заключен в рамках обслуживания кредитной линии (предположительно на $45 млрд), предоставленной «Роснефти» со стороны ряда международных банков для покупки нефтяной компании «ТНК-ВР». Фактически, Glencore и Vitol выступили гарантами возврата средств для группы банков, выдавших кредит «Роснефти».

 

В 2011 году Glencore провела IPO на Лондонской фондовой бирже. Общая капитализация компании составила $59,3 млрд. В ходе IPO было привлечено около $10 млрд. Это стало вторым по величине IPO на Лондонской фондовой бирже. Первое же место сохранила за собой компания «Роснефть», которая в 2006 году привлекла $10,7 млрд.

По данным на начало 2012 года 58% акций компании Glencore принадлежало менеджменту компании. Крупнейшими акционерами среди них были:

- Айван Глазенберг – 15,8%;

- Даниель Франциско Мате – 6%;

- Аристотель Мистакидис – 6%;

- Тор Петерсон – 5,3%;

- Алекс Берд – 4,6%.

 

В 2012 году Glencore произвела поглощение крупной горнодобывающей компании Xstrata. В результате, Glencore стала одной из крупнейших в мире горнодобывающих компаний с капитализацией порядка $82 млрд. В процессе этого поглощения в состав крупнейших акционеров компании Xstrata вошел суверенный фонд Катара (Qatar Investment Authority, принадлежит правительству Катара), действия которого повысили стоимость сделки для Glencore. В результате слияния двух компаний акционерам Xstrata досталось 47,4% акций объединенной компании, а значит суверенный фонд Катара, который владел около 12% акций Xstrata, стал крупным акционером компании Glencore.

 

В 2000-х годах главой представительства Glencore International в России являлась Тихонова Яна Робертовна. Публиковалась информация, что мужем Яны Тихоновой является сотрудник МВД Сугробов Денис Александрович. В 2011 году Денис Сугробов был назначен начальником главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД РФ. В 2014 году главный борец с коррупцией Денис Сугробов сам был заподозрен в совершении коррупционных преступлений и отправлен в отставку. Кроме этого, сообщалось, что мужем сестры Яны Тихоновой является Чуйченко Константин Анатольевич, который в 2008 году стал главой Контрольного управления администрации Президента РФ, когда Президентом РФ был избран Дмитрий Медведев.

 

По данным газеты «Ведомости» на 2016 год крупнейшими акционерами компании Glencore являлись:

- «Qatar Holdings» (инвестиционное подразделение суверенного фонда Катара) - 8,99%;

- Айван Глазенберг – 8,42%;

- Даниель Франциско Мате – 3,19%;

- Аристотель Мистакидис – 3,17%;

- Тор Петерсон – 2,8%;

- Алекс Берд – 2,45%.

 

В декабре 2016 году консорциум, состоящий из Glencore и суверенного фонда Катара, купил 19,5% акций компании «Роснефть» за 10,2 млрд евро у российской государственной компании «Роснефтегаз». В результате, консорциум стал третьим по величине акционером «Роснефти» после «Роснефтегаза» (50% плюс 3 акции) и британской компании «British Petroleum» (19,75%). Президент РФ Владимир Путин в связи с продажей акций «Роснефти» заявил: «Очень рассчитываю на то, что приход новых инвесторов … в органы управления будет улучшать корпоративные процедуры, прозрачность компании». Озвучивалась версия, что путем продажи аций «Роснефти» восполнялся дефицит российского бюджета.

По данным газеты «РБК», в рамках сделки было заключено соглашение о том, что партнерство с ограниченной ответственностью QHG Trading, созданное в Великобритании структурами Glencore вместе с Qatar Holding, в течение 5 лет сможет ежегодно получать от 4,5 млн до 11 млн т нефти, добываемой «Роснефтью». Таким образом, Glencore фактически продлила контракт, заключенный с «Роснефтью» в 2012 году.

Из 10,2 млрд евро, потраченных на покупку акций «Роснефти», Glencore вложила только 300 млн евро собственных средств. Катарский фонд вложил 2,5 млрд евро. Остальные средства были предоставлены банками в кредит. Главным кредитором (5,2 млрд евро) выступил итальянский банк Intesa Sanpaolo, руководство которого, якобы, очень лояльно настроено по отношению к российским властям.

Одним из вопросов, который возник к сделке, был вопрос о ее значении для фонда Катара. Фонд был создан для диверсификации доходов от продажи нефти и газа Катаром, а потому использовать средства фонда для покупки акций нефтяной компании в России не слишком логично. Фонд Катара является акционером компании Glencore, которая будучи нефтетрейдером, заинтересована в этой сделке. Но вряд ли это могло послужить достаточной причиной для участия фонда Катара в сделке, учитывая то, что фонд Катара не слишком дружественно настроен к руководству компании Glencore, которое в сумме контролирует больше акций Glencore, чем фонд Катара. Наиболее вероятно, что взамен на участие в сделке фонд Катара получил согласие от России присоединиться к решению ОПЕК по ограничению добычи нефти.

В некоторых СМИ, в частности в «Новой газете», озвучивалась версия, что высшие госчиновники и топ-менеджеры «Роснефти» из окружения президента РФ Владимира Путина использовали Glencore и фонд Катара для того, чтобы получить акции «Роснефти» в личное владение. В части касающейся Катара эта версия является малоправдоподобной, учитывая то, что Катар – политический противник России на Ближнем Востоке и один из основных конкурентов России на газовом рынке. А использовать противника для реализации тайных схем, значит дать ему оружие для шантажа против себя. Другое дело Glencore, которая заслужила репутацию компании очень гибко реагирующей на непубличные потребности представителей органов власти, в том числе российских, с которыми у Glencore длительная история взаимоотношений. По данным газеты «Ведомости», после завершения сделки эффективная доля Glencore в «Роснефти» составила 0,54% акций, хотя по условиям соглашения Glencore должна была получить 9,75% акций. Кто контролирует остальные 9,21% акций неизвестно.

 

В настоящий момент Glencore является одной из крупнейших в мире горнодобывающих компаний, а также крупным трейдером нефти и зерна.

 

 

Дата актуализации информации: 2017 год.

 

______________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Если вы хотите дополнить или опровергнуть информацию, помещенную на данном сайте, присылайте имеющиеся у вас сведения по адресу mail@elitehistory.info

 

Для оказания финансовой помощи сайту можно перечислить средства на кошелек Яндекс.Деньги 410019083426974