Перейти на главную страницу

 

Черной Михаил Семенович, Черной Лев Семенович, Черной Давид Семенович

 

 

После окончания Ташкентского политехнического института Лев Черной был принят на Ташкентский экскаваторный завод на должность начальника ОТК филиала, выпускавшего товары народного потребления. Сообщалось, что на базе этого филиала в 1985 году Лев создал один из первых в Узбекистане производственных кооперативов. Для работы в нем он привлек старшего брата Михаила, который взял на себя организацию производства, Лев же занимался поставками сырья и сбытом продукции, финансовыми вопросами. По собственным словам Михаила Черного, в начале 1980-х годов он занимался функционерской работой в Ташкентском спортивном объединении, в ходе чего познакомился с тренером сборной СССР по теннису Шамилем Тарпищевым, который в 1990-х годах вошел в высшую политическую элиту России.

Публиковалась информация, что Лев Черной опирался на поддержку организованных преступных группировок Ташкента, лидерами которых стали его бывшие школьные приятели. По информации различных изданий, один из братьев Черных (Лев или Михаил) учился в одной школе с Алимжаном Тохтахуновым (кличка «Тайванчик»), который впоследствии стал одним из бригадиров «измайловской» ОПГ в Москве. По некоторым данным, деньги на раскрутку кооператива Черных были выделены из местного “общака”, поскольку Лев представлял для криминала интерес в связи с созданием структуры для отмывания доходов от рэкета, проституции, торговли оружием и наркотиками. Через связи с узбекским криминальным сообществом, в первую очередь с Гафуром Рахимовым и Тофиком Арифовым, Лев Черной, предположительно, установил отношения с такими крупнейшими фигурами российского преступного мира, как вор в законе Вячеслав Иваньков (“Япончик”) и Отари Квантришвили. Благодаря этому сотрудничеству Черной стал одним из наиболее крупных “цеховиков” Узбекистана, работавших в сфере теневого производства ТНП.

На ниве продажи ширпотреба Черные наладили сотрудничество с работником внешнеторговой организации «Узбекинторг» Искандаром Махмудовым (по словам Михаила Черного, это произошло в 1987 году). «Узбекинторг» поставлял за рубеж продукцию узбекских заводов (металлургия и химия), а взамен получал дефицитные в СССР товары массового спроса, которые реализовывались в Узбекистане, в том числе и через братьев Черных.

В конце 1980-х годов Черные перебираются из Ташкента в Москву, где в 1989 году основали советско-панамское совместное предприятие «Колумб». Ближайшим соратником Черных в СП «Колумб» был уроженец Ташкента Яков Голдовский. Официальным видом деятельности СП называлась торговля древесиной. Проходила информация, что в организации предприятия принимали участие итальянцы болгарского происхождения, называлось имя Лоры Видинлиевой.

В 1990-1991 годах Черные организовали сотрудничество с американским предпринимателем Сэмом (Семеном) Кислиным, эмигрировавшим из Одессы в 1970-х годах. С помощью Черных фирма Кислина Trans Commodities получила доступ к продукции российских металлургических предприятий. Этот доступ Черные смогли обеспечить благодаря связи Махмудова с Владимиром Лисиным, а через него с Олегом Сосковцом, который в первой половине 1990-х годов был российским вице-премьером, курировавшим сферу металлургии. Вскоре Черные порвали отношения с Кислиным и организовали сотрудничество с британской компанией Trans World Metals братьев Рубен. Черные и Рубены создали совместное предприятие Trans World Group, которое при поддержке Олега Сосковца за несколько лет получает контроль над большей частью российских цветных металлов и значительной частью черной металлургии.

В условиях кризиса неплатежей, разрыва экономических связей с бывшими советскими республиками и запрета на бартерные сделки начала 1990-х годов Черные располагали значительными денежными средствами (торговля ТНП и, возможно, черный нал преступных группировок, также упоминались аферы с авизо), связями в российском правительстве (Олег Сосковец) и выходами на зарубежные рынки (через братьев Рубен). Благодаря ,этому они вынуждают металлургические предприятия соглашаться на толлинговые схемы, когда предприятия получали от Черных уголь для работы, сырье на переработку и незначительные платежи за переработку этого сырья. Конечный же продукт оказывался в собственности братьев Черных и продавался через братьев Рубен на Западе, давая TWG порядка 2/3 валютной выручки. При этом налоги государству платились минимальные, поскольку металл, фактически, не покупался Черными, они лишь брали производственные мощности металлургических предприятий в аренду, позволяя им оставаться на плаву, но не давая развиваться и встать на ноги самостоятельно. По мере развития процессов приватизации Черные получали в собственность акции контролируемых предприятий, зачастую оформляя их на младших партнеров (Олег Дерипаска, Искандар Махмудов, Владимир Лисин, Александр Абрамов).

В Свердловской области под контроль братьев Черных попадает Нижнетагильский металлургический комбинат и комбинат «Уралэлектромедь». Там, где Черные непосредственно не получали контроль над акциями предприятия, они выполняли функции трейдера, продающего российские металлы на Лондонской бирже металлов, благодаря связям Рубенов. При этом с TWG работали даже те ФПГ, которые считались конкурентами братьев Черных, например, группа «Интеррос» Владимира Потанина («Норильский никель» до 1997 года продавал 60% металлов именно TWG).

 

У братьев Черных оформилась определенная специализация. Старший брат Михаил (1952 года рождения) отвечал за силовую поддержку операций группы. Вероятно, в этих целях он контактировал с лидером «измайловской» ОПГ Антоном Малевским и лидером «подольской» ОПГ Сергеем Поповым. Параллельно с ОПГ выстраивались отношения с правоохранительными органами и спецслужбами, так в Свердловской области интересы братьев Черных защищало руководство Управления по борьбе с организованной преступностью Свердловского МВД, а в Москве братьев «крышевал» высокопоставленный сотрудник ФСК-ФСБ Юрий Заостровцев. Силовая поддержка была необходима Черным для борьбы с конкурирующими преступными группировками. И в этом отношении нелегальные и легальные «крыши» действовали в единой связке. Руками дружественных ОПГ физически устранялись конкуренты, а государственные службы защищали Черных от ответных действий враждебных ОПГ.

Средний брат Лев (1954 года рождения), переболевший в детстве полиомиелитом и получивший в связи с этим инвалидность, играл роль семейного стратега. Предполагается, что именно он выстраивал экономические схемы, по которым работала TWG, а впоследствии и некоторые политические проекты.

Младший брат Давид (1958 года рождения) уехал на постоянное место жительства в США, по неподтвержденным данным, для связи с «бруклинской» ОПГ, состоящей из советских эмигрантов в США. Важную роль в «бруклинской» ОПГ играл Вячеслав Иваньков (кличка «Япончик»), который был близок к одному из самых авторитетных российских воров в законе Аслану Усояну («дед Хасан»). Возможно, братья Черные установили контакты с элитой российского криминального мира через узбекского авторитета Алимжана Тохтахунова («Тайванчик»). Публиковалась информация, что один из братьев Черных и Тохтахунов учились в одной школе с Шамилем Тарпищевым, который входил в ближайшее окружение Бориса Ельцина и был близок с начальником Службы безопасности президента Александром Коржаковым, руководителем ФСБ Михаилом Барсуковым и упоминавшимся выше Олегом Сосковцом.

Проходила информация, что в 1993-1994 годах Михаил Черной вложил порядка 36 миллионов долларов в недвижимость в США (в Бруклине, Брайтон-бич и на Манхэттене).

 

Активы, входившие в «империю» TWG, имели некоторые особенности управления. Предприятия, связанные с Черными, никогда не находились в жестком иерархическом подчинении. Связь между активами была не юридическая, а скорее «семейно-клановая». Активы управлялись достаточно независимыми менеджерами, которые играли роль владельцев предприятия и на самом деле могли владеть акциями предприятия. При этом менеджеры с одной стороны могли в некоторых пределах использовать финансовые и административные возможности «клана», а с другой стороны также в определенных пределах могли конкурировать с другими менеджерами «клана». TWG при этом служила объединяющим фактором только в качестве трейдера, которому продавали продукцию различные формально независимые группировки. Этот принцип управления имел свои сложности, связанный со стремлением менеджеров «клана» к реальной независимости (Олег Дерипаска) либо с обострением конфликтов между менеджерами внутри «клана» (например, события на Качканарском ГОКе или конфликт между Козицыным и Алтушкиным – «младшие» партнеры в УГМК).

Одним из инструментов косвенного контроля предприятий, входящих в сферу контроля TWG, братьями Черными (или теми, кто стоял за ними) могло быть использование регистраторов оффшоршных компаний. В частности, прослеживается связь между братьями Черными и крупным регистратором оффшорных компаний на Британских Виргинских островах Commonwealth Trust Limited. Большинство крупных предприятий, связанных с братьями Черными, пользовались услугами оффшорных зон. Оффшорные компании использовались не только для того, чтобы скрыть реальных владельцев предприятия и застраховаться от рейдерского захвата, но и для увода прибыли от налогообложения. Продукция заводов и металлургических комбинатов продавалась по минимальной стоимости «своим» оффшорным компаниям, а те уже продавали продукцию по реальным ценам реальным потребителям. В результате, в России платились минимальные налоги, а основная часть вырученных от продажи продукции средств «крутилась» в оффшорных зонах. При этом регистраторы оффшоров могли обеспечивать юридическое сопровождение сделок, а также финансовые услуги по переводу вырученных средств на счета владельцев российских предприятий в заграничных банках или обратно в Россию в виде «иностранных инвестиций». Таким образом, регистраторы оффшоров могли контролировать финансовые потоки зарегистрированных ими оффшорных компаний.

 

1997 год был пиком могущества TWG. По данным Forbes, группа владела крупными пакетами акций как минимум 20 металлургических заводов. TWG была крупнейшим частным клиентом РЖД, контролировала крупнейшие алюминиевые заводы, 20% черной металлургии России, значительную часть металлургии Казахстана и Украины, порты, транспортные компании. Однако этот золотой век был уже закатом империи TWG, возможно, потому что в 1996 году лоббист TWG Олег Сосковец потерпел поражение в ходе конфликта с группой Анатолия Чубайса.

 

В 1997 году против TWG началась масштабная кампания в СМИ, принадлежащих медиа-магнату Владимиру Гусинскому. Вся страна узнала о роли братьев Черных в приватизации российской металлургии и о том, какие криминальные события сопровождали их действия. В результате, TWG начинает сворачивать свою деятельность. В СМИ проходит информация, что Черные потерпели поражение. Однако там, откуда якобы конкуренты выдавили TWG, на ее место приходит международная корпорация Гленкор (Glencore International AG). В результате, возникает впечатление, что TWG просто сменила вывеску на Гленкор. Однако анализ связи корпорации Гленкор с TWG позволяет предположить, что Гленкор с самого начала стояла за TWG и антикоррупционные разоблачения послужили только причиной (или поводом) для того, чтобы Гленкор вышла из тени. Следует отметить, что все иностранные партнеры братьев Черных, как и сами братья Черные, были евреями (Сэм Кислин, братья Рубены, основатель корпорации Гленкор Марк Рич). Означает ли это, что TWG была частью какого-то еврейского заговора? Или советским евреям Черным было проще налаживать связи с зарубежьем через евреев, благодаря родственным связям или через диаспору? Трудно сказать.

 

В 1997 году между Михаилом и Львом Черных начинается конфликт, который приводит к разделу активов и сфер влияния. На работу с Михаилом Черным ориентируются Искандар Махмудов (Уралэлектромедь), Олег Дерипаска (Сибирский алюминий), Александр Абрамов (Евразхолдинг), МДМ-групп. Партнерами Льва Черного остаются братья Рубены.

 

В конце 1990-х годов доли Льва Черного и братьев Рубен в сибирских алюминиевых заводах выкупили акционеры «Сибнефти» Борис Березовский, Бадри Патаркацишвили и Роман Абрамович. А в начале 2000-х годов Михаил Черной продал свои доли в «Русале» Олегу Дерипаске, а в УГМК и Кузбассразрезугле Искандару Махмудову. С Махмудовым у Михаила Черного остались хорошие отношения, а вот с Дерипаской он долго судился в британских судах, утверждая, что Дерипаска не полностью рассчитался с ним за акции «Русала».

В 2000-х годах Михаил Черной уехал на постоянное место жительство в Израиль.

 

Лев Черной с 1998 года пытался реализовывать политические проекты в России, создавая себе имидж предпринимателя-патриота и государственника. На этой почве Лев Черной активно сотрудничал с Борисом Березовским. В 1999 году Лев Черной создал и возглавил Институт перспективных научных исследований при Отделении общественных наук РАН, который «проводит системные исследования в сфере макроэкономики, социологии и высоких технологий», «участвует в разработке и реализации Программ фундаментальных исследований Президиума РАН «Экономика и социология знания» и «Научно-технологический прогноз развития экономики России». Сообщалось, что Лев Черной поддержал создание партии «Единство», однако какой вклад он внес в ее создание неизвестно. В 2000 году Черным была создана Межрегиональная общественная организация содействия демократическим реформам «Мобилизация и Развитие», которая функционировала как минимум до 2012 года.

 

 

Дата актуализации информации: 2015 год.

______________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Если вы хотите дополнить или опровергнуть информацию, помещенную на данном сайте, присылайте имеющиеся у вас сведения по адресу mail@elitehistory.info