Перейти на главную страницу

 

История формирования политико-экономической элиты Свердловской области

1989 год

 

 

До 1989 года перестройка политической сферы СССР не касалась структуры государственного устройства. Менялось содержание (либерализация), но не форма. Структурные изменения происходили только в экономической сфере, но они стали достаточным основанием для поддержки «снизу» (региональными элитами) политической реформы, инициируемой «сверху» (Михаилом Горбачевым). Впрочем, в течение одного только 1989 года формируемый «снизу» новый класс политической элиты потерял всякое уважение к Горбачеву как инициатору перестройки и сформировал активную оппозицию не только консервативному крылу КПСС, но и лично Горбачеву.

Структурная перестройка политической системы не только была инициирована сверху, но и начала реформировать в первую очередь высшие этажи системы. На 1989 год были назначены выборы народных депутатов СССР, Съезд которых призван был стать высшим органом власти СССР. Заявлялось, что новые выборы будут гораздо более демократичными, чем раньше, и привлекут самые здоровые силы народа к дальнейшему реформированию страны.

 

Борис Ельцин, посетив Свердловск в качестве депутата Верховного Совета СССР от Свердловской области и министра СССР в феврале 1989 года, поблагодарил жителей города за выдвижение его кандидатом в народные депутаты СССР, но сообщил, что будет баллотироваться от избирательного округа в Москве. Ельцин заявил, что Верховный Совет СССР превратился в собрание статистов, где никто не голосует «против». По мнению Ельцина, новый закон о выборах народных депутатов СССР выглядит недемократично, в первую очередь, из-за избрания депутатов от общественных организаций, которые не имеют ни избирателей, ни наказов, ни перед кем не отчитываются. Ельцин сообщил, что не считает себя альтернативой Горбачеву и полностью поддерживает его в стратегических вопросах внешней, внутренней политики. Очень отрицательно отнесся к возможности выхода прибалтов из СССР.

 

Центральные газеты отмечали, что националистические проявления все заметнее стали характеризоваться антисоветской и антисоциалистической окраской.

Наиболее резонансным событием в этой сфере в 1989 году стал разгон многотысячного митинга в Тбилиси, где были задействованы войска. Обстановка в Грузии была напряженной: с одной стороны грузинские элиты выступали за расширение политической и экономической самостоятельности, с другой стороны элиты автономных республик в самой Грузии (Абхазия и Южная Осетия) стремились к большей независимости от Грузии, чему препятствовали грузинские элиты, в том числе с использованием вооруженных формирований.

Сильнее всего сепаратистские настроения проявлялись в прибалтийских республиках, где лидеры националистов заявляли, что Прибалтика была присоединена к СССР в результате сговора между Сталиным и Гитлером (пакт Молотова-Риббентропа). Представители русскоязычного населения прибалтийских республик (в частности, Латвии) заявляли, что выборы народных депутатов в этих республиках проходили с нарушениями, дававшими преимущества лидерам Народного фронта Латвии, выступавшим за отделение от СССР. При этом заявлялось, что эти нарушения имели место при попустительстве или прямом содействии союзных органов власти.

 

Продолжалось падение авторитета КПСС, началось сокращение численности партии из-за снижения числа желающих вступать в партию и большого числа добровольных выходов из КПСС. Подразделения партийного аппарата, которые были связаны с руководством экономикой, подверглись коренной перестройке. Демократизация управления производством (выборность руководителей, деятельность советов трудовых коллективов и др.) усложнили осуществление права контроля хозяйственной деятельности со стороны партии. Озвучивалась информация о конфликтах между местными комитетами КПСС и редакциями местных газет в связи с освещением предвыборной кампании кандидатов в народные депутаты СССР.

Повышать авторитет КПСС предлагалось путем демократизации партии, в частности, путем проведения альтернативных выборов на руководящие должности, повысить значение первичных партийных ячеек. Контролировать субъекты хозяйственной деятельности рекомендовалось не прямым командованием администрацией предприятий и общественными структурами, а через коммунистов, работающих в управлении, совете трудового коллектива, профсоюзном, комсомольском комитете. Однако многие партийные организации так и не нашли путей влияния на экономику.

Например, на Уралвагонзаводе (Нижний Тагил) ни генеральный директор завода, ни 4 его заместителя не были избраны в Совет трудового коллектива, несмотря на усилия секретаря парткома предприятия. Впрочем, не исключено, что присланный из Москвы в 1981 году директор просто не смог или не захотел сотрудничать с местными элитами, что могло лишить его поддержки трудового коллектива. На выборах нового генерального директора завода победил первый секретарь Дзержинского райкома КПСС г.Нижнего Тагила Серяков Владимир Сергеевич.

 

26 марта состоялись выборы народных депутатов СССР, 14 и 23 мая прошли довыборы. Съезд народных депутатов рассматривался как высший орган власти в СССР, но Съезд должен был собираться только раз в год (позднее было принято решение о том, что Съезд будет собираться дважды в год). Постоянно действующим же органом власти был Верховный Совет СССР, который избирался на Съезде из числа народных депутатов СССР.

В отличие от проводившихся ранее выборов депутатов Верховного Совета СССР эти выборы народных депутатов СССР проводились на альтернативной основе (по одному округу могло баллотироваться несколько кандидатов). Причастность к партноменклатуре уже не была гарантией избрания, более того конкуренцию не отменяла даже партийная иерархия. Так например, первый секретарь обкома КПСС Леонид Бобыкин проиграл секретарю Сухоложского городского комитета КПСС Андрею Измоденову. Значимую роль играла идеологическая ориентация кандидата. Бобыкин рассматривался чуть ли не как враг перестройки, после того как он публично отказал в поддержке очень популярному в Свердловской области Борису Ельцину на XIX Всесоюзной партконференции в 1988 году. Но демократическая ориентация вовсе не была гарантией победы даже на родине «демократа» Бориса Ельцина. В Ирбитском округе, от которого в свое время избирался маршал Георгий Жуков, победил командующий войсками Уральского военного округа генерал Альберт Макашов, активно провозглашавший вполне «консервативные» позиции. Значимыми факторами победы на этих выборах стали финансовые и организационные ресурсы. Одним из центров политических PR-технологий в регионе стал Институт философии и права Уральского отделения Академии наук СССР, возглавлял который избранный народным депутатом СССР, членом Верховного Совета СССР и председателем Комитета Конституционного контроля СССР Сергей Алексеев. Геннадий Бурбулис и Владимир Волков были избраны народными депутатами СССР при поддержке Движения «За демократический выбор», инициатором создания которого был Бурбулис.

Однако половина депутатского состава избиралась не напрямую населением, а коллективами организаций, таких как КПСС, профсоюзы и другие организации, которые в значительной степени были подконтрольны КПСС. Учитывая то, что Горбачев провел значительное обновление руководящего состава КПСС, большинство народных депутатов СССР были лояльны Горбачеву, и когда Горбачев четко обозначал свою позицию, большинство Съезда голосовало соответствующим образом.

 

25 мая открылся I Съезд народных депутатов СССР. Борис Ельцин рассматривался в качестве кандидата в члены Президиума Съезда, но в конечном итоге не вошел в него. Геннадий Бурбулис рекомендовал Ельцина на пост председателя Верховного Совета СССР (по наказу избирателей). Но Ельцин взял самоотвод, поскольку майский Пленум ЦК КПСС рекомендовал на эту должность генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева, и Ельцин как член партии должен был подчиниться этому решению. Председателем Верховного Совета СССР был переизбран Горбачев. Председателем Совета Министров СССР был переназначен Николай Рыжков.

26 мая партком и секретари партбюро Уральского политехнического института направили в адрес Съезда телеграмму, в которой выражалась поддержка предложений депутата А.Д.Сахарова (одного из лидеров оппозиционного демократического движения). А 29 мая было направлено обращение с призывом обсудить факт неизбрания Бориса Ельцина в Совет национальностей Верховного Совета СССР (единственного из предложенных кандидатов). Было предложено какому-либо депутату Совета национальностей сложить свои полномочия в пользу Ельцина. Депутат А.И.Казанник сделал заявление о самоотводе в пользу Ельцина. После бурного обсуждения Съезд удовлетворил просьбу Казанника, благодаря положительному отношению к этому Горбачева. В результате, Ельцин стал членом Верховного Совета СССР, несмотря на негативное отношение к нему большинства народных депутатов СССР. Более того, Ельцин возглавил комитет Верховного Совета СССР по вопросам строительства и архитектуры. Из числа депутатов от Свердловской области в состав Верховного Совета вошли Сергей Алексеев, Владимир Волков, Борис Краснокутский и Вениамин Ярин.

В своем выступлении на съезде Борис Ельцин предложил создать комиссию по подготовке новой конституции, провести децентрализацию власти и экономики, демократизировать КПСС путем альтернативных и прямых выборов делегатов на внеочередной съезд КПСС, дать реальный суверенитет каждой республике и каждый год проводить референдум о доверии председателю Верховного Совета СССР. Ельцин заявил о необходимости ускорить перестройку политического устройства и экономики страны, чтобы остановить «сползание в пропасть».

Съезд постановил образовать Конституционную комиссию, в состав которой, в частности, вошел Ельцин и депутат от Свердловской области Сергей Алексеев.

 

На основе «радикально-демократической» части московской группы народных депутатов СССР (депутаты от научных организаций и творческих союзов), наиболее популярными представителями которой были Борис Ельцин и Андрей Сахаров, была образована Межрегиональная депутатская группа, которая представляла собой оппозиционную фракцию на Съезде народных депутатов. Сопредседателями группы были избраны мятежный представитель партноменклатуры Борис Ельцин, правозащитник Андрей Сахаров, историк Юрий Афанасьев, экономист Гавриил Попов и представитель прибалтийской группы депутатов Виктор Пальм. Более 80% членов МДГ выступали за предоставление республикам права на политическое само­определение и полную эконо­мическую самостоятельность и более 90% - за переустрой­ство экономических отношений в стране путем крупномасштаб­ных радикальных реформ. По состоянию на 2 августа 1989 года членами МДГ официально числились 388 народных депутатов СССР – 17% от общего числа депутатов Съезда. В составе МДГ было 10 депутатов от Свердловской области. Двое из них (Геннадий Бурбулис и Владимир Волков) были избраны в Координационный Совет МДГ. Несмотря на то, что депутаты, образовавшие МДГ, были в меньшинстве, они оказывали значимое влияние на ход I Съезда народных депутатов СССР, благодаря активной позиции и использованию массовых общественных акций в Москве для оказания давления на депутатов. Интересно, что, по данным генерального директора ТАСС Л.П.Кравченко, в СМИ США еще до начала I Съезда народных депутатов довольно точно называлась примерная численность оппозиционной фракции в размере 350-400 человек, хотя в то время еще никто не озвучивал идею создания МДГ и уж тем более не называлась даже примерно ее численность.

 

Несмотря на негативное отношение к Ельцину руководителя обкома КПСС Леонида Бобыкина, региональная пресса (в том числе органы партийной печати) активно публиковала положительно окрашенные материалы о действиях Ельцина. Центр НТТМ «Свердловск» и редакция газеты Уральского политехнического института «За индустриальные кадры» (с разрешения парткома УПИ) приняли решение выпускать раз в месяц специальный номер газеты под названием «Трибуна», освещавший деятельность свердловского депутатского корпуса, по собственным словам редакции, «без нужных «сильным мира сего» корректировок». Сообщалось, что освещение деятельности депутатов «Трибуной» вызвало неудовольствие в секторе СМИ Свердловского обкома КПСС. Принятое в 1989 году постановление ЦК КПСС по печати расширило права партийных органов на местах в сфере регулирования деятельности СМИ. Если характер публикаций не соответствовало заявленному профилю, то партийные органы имели право приостановить или закрыть СМИ. Однако «Трибуна» продолжала выходить либо из-за слабости партийного авторитета, либо благодаря поддержке со стороны отдельных руководящих членов КПСС в Свердловской области.

 

В РСФСР начал формироваться Объединенный фронт трудящихся. Представители «радикальных демократов» утверждали, что фронт создавался как опора реакционных сил. Одним из членов ОФТ в Свердловской области был народный депутат СССР, рабочий Нижнетагильского металлургического комбината Вениамин Ярин. В Свердловской области к созданию ОФТ активно подключились лидеры Уральского народного фронта (Юрий Липатников, Виктор Буртник). Лидеры УНФ были настроены против Бориса Ельцина и заявляли, что Ельцина поддерживают деструктивные просионистские силы, из-за чего Липатникова и других идеологов УНФ обвиняли в антисемитизме.

 

Был создан депутатский центр Уральского региона, в организации которого приняли участие народные депутаты СССР от Свердловской, Пермской, Оренбургской, Ижевской, Тюменской, Челябинской, Курганской областей. При депутатском центре была организована научная экспертная группа, которую возглавил депутат от Свердловской области, юрист Владимир Исаков. Исполнительным директором депутатского центра стал депутат от Свердловской области Валерий Шмотьев. По итогам совещания депутатов Уральского региона была озвучена декларация, в которой говорилось, что «усеченная государственность, неразвитость местного самоуправления, отсутствие условий для самобытного сообщества ставят вопрос о возрождении Российской федерации как суверенного государства». Со стороны отдельных представителей «радикальных демократов» прозвучала критика депутатского центра, задавать тон в котором, по их мнению, могло «агрессивно-послушное большинство» и который мог быть на руку партийной верхушке.

8 и 9 сентября 1989 года депутаты Уральского региона, близкие к Межрегиональной депутатской группе, собрались в Свердловске с целью оформиться в региональную организацию, идею которой пропагандировал Геннадий Бурбулис. Из Москвы приехали народный депутат СССР Андрей Сахаров со своей супругой Еленой Боннэр и народный депутат СССР Галина Старовойтова.

 

19 сентября в газете «Правда» была перепечатана опубликованная в итальянской газете «Репубблика» статья о визите Бориса Ельцина в США. Перепечатка, в которой рассказывалось о злоупотреблениях Ельцина спиртным в США и прочем неподобающем поведении,  вызвала бурную реакцию у жителей как Свердловской области, так и страны в целом. Ельцин утверждал, что публикация в «Правде» - клевета от начала и до конца. Предполагалось, что компрометирующая статья была напечатана по инициативе партийного руководства, чтобы дискредитировать популярного в народе Ельцина. Однако официально статья была осуждена со стороны ЦК КПСС, хотя факты, опубликованные в ней, не опровергались. Впоследствии, по телевидению было показано выступление не вполне трезвого Ельцина в Балтиморе, но и за этим увидели руку КГБ, который дал указание телевизионщикам притормаживать показ видео, чтобы создать нужное впечатление. По другой версии, главный редактор «Правды» Виктор Афанасьев, под которым давно уже шаталось редакторское кресло, решил угодить Горбачеву, не посоветовавшись с ним, но просчитался, и через непродолжительное время был отправлен в отставку. По третьей версии, Горбачев был вполне удовлетворен действиями Афанасьева, но вынужден был публично осудить публикацию и отправить Афанасьева в отставку из-за негативной реакции массы сторонников Ельцина, которые не поверили фактам, изложенным в статье.

По словам самого Ельцина, в США он встречался с президентом Бушем, вице-президентом, госсекретарем, группой сенаторов, конгрессменами, губернаторами, мэрами городов. Встречали его «очень и очень хорошо, восторженно». По мнению Ельцина, американцы не один год следили за его фигурой, и определенная дра­матическая ситуация, свя­занная с ним, тоже подогре­ла интерес американцев.

В октябре на сессии Верховного Совета СССР под председательством Михаила Горбачева министром МВД СССР Бакатиным был обнародован факт падения Ельцина с моста, предположительно, в состоянии алкогольного опьянении. Это заявление, по мнению Ельцина, порочило его честь и достоинство. Через латвийскую газету «Советская молодежь» Ельцин обратился к народу с заявлением, что Горбачев пытался подорвать его здоровье и дискредитировать его, чтобы вывести из политической борьбы. По мнению Ельцина, это вело к полному краху морально-этических установок, к демонтажу демократических начал перестройки и в конечном итоге — к жестокому тоталитарному диктату. Сообщалось, что в свердловское отделение Управления по охране государственной тайны в печати поступило устное распоряжение не цитировать газеты, которые напечатали это обращение Ельцина. По мнению Ельцина, партаппарат начал атаку на него в частности и на Межрегиональную депутатскую группу в целом из-за того, что боится победы оппозиции на запланированных в 1990 году выборах республиканских и местных Советов народных депутатов.

 

На Пленуме ЦК КПСС было принято решение о создании Российского бюро Коммунистической партии, возглавил которое Михаил Горбачев, совместив эту должность с постами Генерального секретаря ЦК КПСС и Председателя Верховного Совета СССР. По мнению Ельцина, это было сделано для того, чтобы не допустить утраты контроля со стороны КПСС над политическими процессами в РСФСР в преддверии выборов республиканских Советов народных депутатов.

 

К концу 1989 года Михаил Горбачев стал объектом критики как со стороны «радикально-демократического» крыла политической системы СССР за то, что он, якобы, инициировал атаку реакционных сил на перестроечное движение, так и со стороны консервативного крыла КПСС в лице первых секретарей обкомов и республиканских ЦК за то, что его действия привели к анархии в стране и угрозе распада СССР. Высказывались даже обвинения, что Горбачев выполняет чей-то заказ развалить партию и государство, похоронить социализм. Горбачев отвечал, что с перестроечного пути он не свернет, а предсказания распада СССР, даже если они исходят не от МДГ, а от лояльных ему лиц, не имеют ничего общего с действительностью и могут только способствовать дестабилизации политической ситуации.

 

В области была создана ассоциация директоров про­мышленных предприятий, возглавил которую генеральный директор производственного объединения «Машиностроительный завод имени М.И.Калинина» Тизяков Александр Иванович. По инициативе областной ассоциации в ноябре в Свердловске прошел учредительный съезд Всесоюзной ассоциации руководителей государственных предприятий (объединений) промышленности, строительства, транспорта и связи. Александр Тизяков был избран президентом Всесоюзной ассоциации. Главной своей целью ассоциация провозгласила «повышение эффективности работы и защиту госпредприятий на основе активного участия в формировании нового хозяйственного механизма, повышение заинтересованности, квалификации и самостоятельности руководителей, обеспечение их социальной защищенности». Оппозиционные СМИ назвали ассоциацию директоров антирабочей бюрократической организацией высокопоставленных свердловских чиновников. Сообщалось, что на заводе имени Калинина его директор Тизяков, возглавивший ассоциацию, успешно боролся с ростками самоуправления на предприятии. Следует отметить, что «Машиностроительный завод имени М.И.Калинина» был кузницей влиятельных кадров как «консервативных» сил, так и «демократических». Так, например, директор завода Тизяков в 1991 году стал членом ГКЧП, а активными сторонниками «демократических» сил были секретарь парткома завода, народный депутат СССР Владимир Волков и инженер завода Юрий Самарин (представитель Центра НТТМ «Свердловск» на заводе), который в 1990 году был избран председателем Свердловского городского Совета народных депутатов.

 

Если в 1987-1988 годах был всплеск митинговой активности граждан, то в 1989 году доминирующее значение приобрели забастовки как более действенная форма оказания давления на власть. Но если по митинговой активности Свердловская область была среди «передовиков» в стране, то по забастовочной активности «пальму первенства» прочно захватил Кузбасс. Высказывалось мнение, что забастовочное движение легче и эффективнее возникало там, где не было изначально митингового «перевозбуждения». В среде демократического движения декларировался тезис, что забастовочное движение поддержит здоровые  перестроечные силы в борьбе с реакционной частью элиты. Однако крупные забастовки оборачивались значительными экономическими потерями. Когда же под удар ставилась транспортная система, например, железная дорога, страдала вся экономика Союза в целом.

27 марта прошла забастовка шахтеров Березовского рудника объединения «Уралзолото», недовольных понижающим коэффициентом, который срезал доходы, полученные трудовыми коллективами по итогам работы прошлого года. Руководство объединения заявило, что неверный расчет был обусловлен введением хозрасчета и халатным подходом к работе руководства шахты, после чего отменило эти коэффициенты, и на следующий день шахтеры вернулись к работе.

С 6 по 10 апреля, прекратив работу, на поверхность не вышли горняки шахт ПО «Севуралбокситруда». Североуральский горком КПСС признал прекращение работы неприемлемым средством разрешения трудовых конфликтов. Из-за остановки работы шахты осложнилось обеспечение сырьем Богословского и Уральского алюминиевых заводов. Обкомом КПСС было установлено, что причинами конфликта явились обострение проблем охраны и условий труда, жилищных и социальных вопросов, остаточный подход со стороны Минцветмета к перспективам развития предприятия. Руководство обкома КПСС и облисполкома обратило внимание Минцветмета СССР на необходимость предоставить большую самостоятельность предприятиям в решении производственных и социально-экономических задач в условиях хозрасчета.

В ночь с 7 на 8 августа началась забастовка на комбинате «Ураласбест». Рабочие были недовольны размером полученной зарплаты. Работа возобновилась, когда администрация предприятия пообещала изыскать необходимые средства для повышения зарплаты всем работникам предприятия (18 тысяч человек) до 1 сентября 1989 года. Для решения этой проблемы генеральный директор комбината вылетел в Москву.

В сентябре-октябре был организован ряд митингов, которые собирали до нескольких тысяч человек. Самым многочисленным (5 тысяч человек) был митинг, на котором было заявлено выступление народных депутатов «демократической ориентации» Бориса Ельцина, Тельмана Гдляна и Николая Иванова, однако выяснилось, что митинг был организован в интересах первых секретарей Свердловского горкома В.Кадочникова и Верх-Исетского райкома Г.Дронина, и лидеры «демократического движения» отказались от участия в митинге.

 

 

В стране сложилась тяжелая финансовая ситуация, увеличивался внешний долг государства. Внешняя задолженность была и до перестройки, но в ходе перестройки она значительно увеличилась из-за снижения цен на нефть, уменьшившего валютные поступления бюджета, а также из-за возросших расходов на перестройку административно-хозяйственного механизма. Значимую роль играл спад экономики из-за частичного разрушения хозяйственных связей, обусловленного недостаточной проработанностью правовых актов, регулирующих новые экономические отношения, и неисполнением законов в связи с потерей рычагов влияния административно-командным аппаратом.

Председатель Правительства СССР Николай Рыжков признал, что на первом этапе перестройки ее инициаторы недооценили сложность, масштабность экономических проблем и поэтому сделали излишне оптимистичный вывод о возможности их быстрого преодоления, и притом на широком фронте преобразований. В 1989 году стало ясно, что ликвидация многих из них требовала длительного времени. Не было своевременно создано правовых, экономических, финансовых инструментов, призванных стать неотъемлемыми элементами государственного регулирования при переходе к новой системе хозяйствования. Это привело к значительным бюджетным потерям и противоправным проявлениям в финансовой сфере, во многом способствовало разрастанию питательной среды "теневой" экономики.

В Свердловской области не удавалось снять остроту снабжения населения продуктами, и прежде всего мясными. Свердловский областной Совет народных депутатов публично обратился в Центр и выразил серьезную озабоченность в связи с систематическими нарушениями поставок области продуктов питания и промышленных товаров из государственных ресурсов, резко возросших в 1989 году. Отмечалось, что союзное и республиканское правительства положительно реагировали на просьбы свердловских властей о помощи в ликвидации срывов поставок мясопродуктов, используя для этого госрезервы. В то же время области-поставщики всячески тормозили и игнорировали выполнение сво­их обязанностей по поставкам. При этом государственные органы не могли принять действенных мер по отношению к поставщикам.

Используя дефицит и монопольное положение производителя, многие руководители крупных предприятий и объединений допускали злоупотребления в установлении цен на продукцию, «вздували» их без реального повышения потребительских свойств.

Рост доходов в 1989 году продолжал опережать рост производительности труда, порождая инфляцию и усиливая товарный дефицит.

Пользуясь несовершенством хозяйственного механизма и ослабевшим партийным и административным контролем, многие руководители предприятий под флагом демократизации и расширения прав «открывали» все новые возможности обращения в наличные деньги фондов, имеющих другие назначения. Привлекались "сомнительные коопера­тивы" (часто с участием в них работников предприятий) к услугам, оплачиваемым за счет фондов развития производства. Многие, накопив, большие их свободные остатки, не особенно были озабочены их экономным расходованием. А средства из них, попав в руки кооперативов, затем в бесконтрольной пропорции обращались в выплаты наличных денег. По публиковавшимся в печати данным, производительность труда работника, например, строительного кооператива была выше производительности  рабочего государственной строительной организации только на 20-26% (за счет продолжительности рабочего времени), зато зарплата у него была выше на 400%.

В кооперативы в погоне за прибылью уходили лучшие рабочие и специалисты государственных предприятий и организаций. Банки области выделяли кооперативам сотни миллионов рублей, зачастую не получая необходимой отдачи. Многие кооперативы ничего не производили, а обогащались за счет перепродажи незначительно переработанных продуктов питания или дефицитных промышленных товаров. По данным социологов, свыше 70% потребителей области считали для себя недоступными кооперативные товары, хотя испытывали острую нехватку многих из них. Были введены талоны на продажу спиртных напитков.

Облисполком утвердил перечень товаров, не подлежащих продаже кооперативам, а также предельные наценки на продукцию кооперативов в общественном питании. Ряд торгово-закупочных кооперативов и кооперативов общественного питания в области были закрыты в связи с тем, что они нарушали Закон о кооперации, устанавливая завышенные сверх нормативов цены на продаваемую продукцию. Кооперативы покупали продукцию по государственным ценам, а продавали с трехкратной наценкой, не решая проблему дефицита, а только усугубляя финансовые проблемы.

Для борьбы с инфляцией ЦК КПСС и СовМин СССР приняли постановление «О мерах по финансовому оздоровлению экономики и укреплению денежного обращения в стране в 1989-1990 гг. и в XIII пятилетке». В соответствии с ним перепрофилировались на производство товаров народного потребления около 300 предприятий и цехов машиностроительного, оборонного и других народнохозяйственных комплексов. Таким образом, правительство пыталось преодолеть товарный дефицит и инфляцию путем увеличения выпуска товаров народного потребления, продолжая реформировать экономику темпами, которые «радикальные демократы» считали недостаточными, а «консерваторы» чрезмерными. Некоторые «радикальные демократы» предлагали решить проблему товарного дефицита путем массированного импорта товаров западного производства на западные же кредиты, которые «надо брать, пока дают». А отдать можно будет потом, когда экономика восстановится благодаря радикальным рыночным реформам – частные собственники средств производства завалят страну товарами. «Консерваторы» считали, что нужно притормозить темпы перестройки экономики и сосредоточиться на повышении управляемости экономикой для преодоления кризиса. Центральные власти частично пошли на встречу «консерваторам», отменив выборы директоров предприятий Советами трудовых коллективов, вернув практику назначения директоров вышестоящими организациями, а также ликвидировав право предприятий на самостоятельное установление размера заработной платы и ряд других полномочий.

 

В декабре 1988 года Совет Министров СССР принял постановление «О мерах государственного регулирования внешнеэкономической деятельности», в соответствии с которым с 1989 года государственные, кооперативные и иные общественные предприятия получили право непосредственного выхода на внешний рынок. Начался бум контрактов. Многие стали выходить на мировой рынок и начали экспортировать, в том числе, и то, что не хватало самому СССР. Только через 4 месяца Совет Министров СССР выпустил постановление о государственном регулировании внешнеэкономической деятельности. В Свердловске было организовано Управление Министерства внешнеэкономических связей СССР (руководитель Артемьев Игорь Юрьевич), которое обслуживало уральские регионы: Свердловскую, Челябинскую, Пермскую, Курганскую, Оренбургскую области и Удмуртскую АССР. Управление осуществляло регистрацию организаций, устанавливающих прямые внешнеэкономические связи (за 1989 год было зарегистрировано более 150 участников внешнеэкономических связей), следило за правомочностью как экспорта, так и импорта товаров, например, компьютеры разрешалось ввозить только для компьютеризации собственной организации, а не для перепродажи. Кроме этого, Управлению ставилась задача, чтобы из региона рос экспорт, увеличивалось число валютных поступлений.

После разрешения на внешнюю торговлю за границу хлынул поток сырья, который правительству не удавалось остановить. Обосновывалась такая экспортная ориентация тем, что для организации производства конкурентоспособных товаров предприятию нужно сначала продать сырье для накопления первоначального капитала. От каждой внешнеэкономической сделки облисполком получал 5%. Объем экспортных поставок по прямым связям из области увеличился за 1989 год примерно в 14 раз, но при этом доля экспортно-импортных операций по прямым связям составила лишь 0,5% от внешнеторгового оборота области – основная масса экспортных операций продолжала осуществляться при посредничестве государственных внешнеторговых организаций.

По официальной статистике, экспорт сырья и материалов из области в 1989 году составлял более 55%, остальными видами экспортируемой продукции были товары народного потребления (около 17%), оборудование и материалы для объектов, строящихся за границей при техническом содействии Советского Союза (порядка 15%), машины и оборудование (около 10%). Порядка 30-50% от валютной выручки тратилось на приобретение импортных товаров народного потребления.

По официальным данным, c 1986 года в Свердловской области успешно шло сотрудничество с Финляндией, Швецией и Норвегией через государственное внешнеторговое объединение «Ленфинторг», а вот на Востоке сотрудничество тормозилось «Дальинторгом». В 1989 году Китай показал наибольший прирост по объему поставляемых товаров в Свердловскую область. В Свердловске началось строительство ресторана «Харбин» - совместного советско-китайского предприятия общественного питания. Помощь оказывал свердловский горисполком. Китайская сторона вложила 30% средств.

 

Правительство СССР взяло курс на возрастание в экономике роли ассоциаций, государственных производственных объединений, концернов. В 1989 году шел бурный процесс создания этих структур. То есть в условиях, когда менялись функции министерств, вводилась налоговая система, когда еще не было мер по антимонопольному регулированию, в противовес министерствам создавались распорядительные структуры, которые монополизировали экономику. Создание подобных концернов шло не в результате расширения прав предприятий, а в результате перераспределения функций внутри прежнего аппарата. Функции, которые ранее выполняли министерства, были переданы созданным ассоциациям и концернам, а на среднем уровне управления продолжалось еще более жесткое давление. Новые структуры получали в управление социальную сферу на подведомственной территории, брали под контроль работу правоохранительных органов. Высказывались мнения, что монополисты будут так сильно влиять на выборы, что именно они, а не Советы народных депутатов станут источником власти.

В Свердловской области к такого рода структурам можно было отнести территориальное строительное объединение «Средуралстрой» при Минуралсибстрое СССР, которое ранее было трестом «Главсредуралстрой» при Минтяжстрое СССР. В 1989 году обязанности начальника ТСО «Средуралстрой» исполнял заместитель начальника объединения Эдуард Россель в связи с болезнью и преклонными годами начальника объединения Сабанова Владимира Исаевича. В декабре 1989 года Сабанов скончался.

В 1989 году объединением «Средуралстрой» и итало-швейцарской фирмой «Ситко АГ» было создано советско-швейцарское совместное предприятие «ИнтерУрал». В 1990-х годах публиковалась информация, что в СП «ИнтерУрал» трудоустроены родственники Бориса Ельцина, его доверенного лица Юрия Петрова и Эдуарда Росселя.

 

В апреле 1989 года Правительством СССР были приняты нормативные акты об аренде, в соответствии с которыми трудовой коллектив государственного предприятия мог быть преобразован в организацию арендаторов, продукция которой будет собственностью арендаторов. Однако реализация этого постановления повсеместно застопорилась из-за противодействия вышестоящих по отношению к предприятиям организаций.

 

Был создан крупнейший в области коммерческий банк – «КУБ» («Свердловский коммерческий банк социально-экономического развития территории») по инициативе центра НТТМ «Свердловск» и при поддержке начальника областного управления Госбанка Сергея Сорвина.

 

Подготавливался проект Закона о местном самоуправлении и местном хозяй­стве, который предусматривал разграниче­ние прав и сфер деятельности центральных органов и местных Советов. Предполагалось, что значительная часть прибыли, которая уходила за пределы области и перераспределялась, пойдет в местный бюджет, повышая самостоятельность региона в управлении теми видами деятельности, которые непосредственно связаны с интересами местного населения. Закон должен был дать реальные полномочия, обеспеченные финансированием, местным Советам, которые планировалось более демократически, чем ранее, избрать в 1990 году. По данным облисполкома, по объему промышленного производства в 1989 году Свердловская область вышла на второе место в РСФСР, его концентрация была в 4 раза выше среднереспубликанского. В то же время по социальному развитию область занимала средние позиции в РСФСР из-за того, что доходы несправедливо распределялись центром.

Свердловский облисполком вышел в Совет Министров СССР с предложением о переводе области с 1 января 1990 года на территориальный хозяйственный расчет и самофинансирование и начал активную подготовку к этому переходу. В декабре 1989 года предложение облисполкома было одобрено правительствами СССР и РСФСР. С 1 января 1990 года на финансирование из бюджета области были переданы расходы по агропромышленному комплексу и ряд других мероприятий по народному хозяйству области. Были утверждены твердые нормативы по мобилизации доходов на 1990 год в бюджет области. В частности, с предприятий союзного и республиканского подчинения были переданы доходы в размере 20% от платежей в госбюджет, от подоходного налога с населения – 75%, от налога с оборота – 30%. Была расширена самостоятельность местных Советов народных депутатов в формировании отдельных доходных источников по бюджету области и в планировании расходов на содержание социально-культурных учреждений.

Однако в области раздавались голоса и противников перехода на территориальный хозрасчет. Так, например, генеральный директор ПО «Уралхиммаш» Аркадий Чернецкий заявлял, что сначала нужно дать возможность укрепиться как следует производителю, а уж потом на базе этого строить хозрасчет территории. Преждевременное же введение территориального хозрасчета может нанести непоправимый вред предприятиям. В результате перехода на территориальный хозрасчет, утверждал Чернецкий, мы получим эгоизм местной власти.

 

Было официально объявлено о первом обанкроченном предприятии на Среднем Урале - Государственный подшипниковый завод №6, который являлся планово-убыточным с 1981 года.

 

В январе 1989 года в Свердловске было закрыто множество точек видеопроката из-за многочисленных финансовых нарушений. Кроме этого, критиковалась идеологическая направленность просматривавшихся в видеосалонах фильмов западного производства. Точки видеопроката были значимой статьей доходов ряда кооперативов, центров НТТМ, а также некоторых других организаций. Например, системы военно-патриотических клубов «Каскад», в создании которых, приняли участие ветераны войны в Афганистане, сотрудники областного УВД (Владимир Голубых) и Ленинский райком ВЛКСМ Свердловска (Михаил Горюнов). Сотрудники городского БХСС провели обыски в штаб-квартире «Каскада», принадлежавших ему видеосалонах и Ленинском райкоме ВЛКСМ. Впоследствии в 1990-х годах некоторые руководители ветеранских организаций «афганцев» фигурировали как лидеры ОПГ.

 

В ноябре на Шувакишском рынке ОМОНом производилась проверка документов. Люди без документов задерживались. Официально это преподносилось как наведение порядка в месте рассадника криминала. Оппозиционными СМИ это описывалось как антидемократичное мероприятие. Хотя в действительности это могло быть использованием административно-силового ресурса в бизнес-интересах представителей региональной элиты. Через непродолжительное время Анатолий Павлов, который в тот момент был начальником строительного управления областного управления связи, предложил исполкому доверить ему организацию упорядоченной торговли на Шувакишском рынке, установил турникет на входе и ввел плату за вход на рынок. Эти действия несомненно способствовали упорядоченности работы рынка, хотя и вряд ли содействовали искоренению криминала. Сообщалось, что на турникете у Павлова работали «шустрые ребята, которые впоследствии стали авторитетами», в частности, Александр Хабаров, возглавивший в 1990-х годах ОПГ «Уралмаш». А сам Павлов в 1990-х годах выстраивал партнерские отношения с лидерами ОПГ «Центр» Николаем Широковым и Эдуардом Казаряном.

 

В областном УВД был создан отдел по борьбе с организованной преступностью (ОБОП). Начальником ОБОП был назначен подполковник милиции Мочалин Александр Михайлович. Направление борьбы с организованной преступностью курировал заместитель начальника УВД области полковник Антропов Александр Леонидович. Новый отдел начал заниматься не просто организованной преступностью, с которой милиция боролась всегда, но в первую очередь с рэкетирами, которые «расплодились» благодаря массовому кооперативному движению. По словам сотрудников милиции, многие кооператоры платили «дань» вымогателям, а в милицию не сообщали, потому что не были уверены в том, что милиция сможет их защитить. Высказывалось мнение, что рэкетиры берут под свой контроль традиционный преступный мир.

 

Осенью 1989 года в Париже прошла выставка свердловского художника Михаила Брусиловского. Выставка, организованная гражданином Франции армянского происхождения Гарабедом Басмаджаном, чуть не сорвалась из-за таинственного исчезновения Басмаджана в Москве летом 1989 года. Как выяснилось впоследствии, коллекционер живописи и антиквариата Басмаджан был тесно связан с дельцами советской «теневой» экономики. В то время экспорт произведений искусства составлял одну из наиболее доходных статей нелегальной экономики СССР после торговли наркотиками и оружием. При этом советские произведения искусства зачастую быди недооценены и продавались за границу значительно дешевле их реальной стоимости.

 

Как признавало руководство МВД, несмотря на большое число преступных групп, деятельность которых пресекалась правоохранительными органами, это была лишь видимая часть айсберга организованной преступности, менее квалифицированный ее слой.

По данным Генерального прокурора СССР А.Я.Сухарева, организованная преступность стала набирать темпы с начала 60-х годов и была связана с некоторой демократизацией экономической жизни. В 70-х - начале 80-х годов эта преступность стала обретать новые, чрезвычайно опасные качества, а именно: консолидацию преступной среды на межрегиональной и межотраслевой основе, коррумпированность и использование преступниками легальных структур, сращивание уголовного мира с представителями аппарата власти и управления, в том числе правоохранительных органов, дискредитацию и устранение неугодных и неподкупных людей. К 1989 году появились основания говорить о системе функционирования и воспроизводства нелегального капитала, который пытается обеспечить своим представителям прорыв к рычагам политической власти. Складывался альянс преступной среды в экономике с традиционной уголовщиной.

Сообщалось, что оживилась так называемая "русская мафия" в США и странах Западной Европы, представленная эмигрантами из СССР, которая начала устанавливать контакты с криминальными элементами внутри СССР.

Наркобизнес стал характерным проявлением организованной преступности в республиках Средней Азии, где климатические условия были благоприятны для разведения наркосодержащих растений. Значимой была близость раздираемого войной Афганистана, где наркотики можно было производить практически в промышленных масштабах.

 

__________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Если вы хотите дополнить или опровергнуть информацию, помещенную на данном сайте, присылайте имеющиеся у вас сведения по адресу mail@elitehistory.info