Перейти на главную страницу

 

История формирования политико-экономической элиты Свердловской области

1988 год

 

 

В 1988 году состоялся решающий обмен ударами в прессе между двумя соперничающими лагерями идеологов КПСС, которые представляли Егор Лигачев («консервативное» крыло) и Александр Яковлев («либеральное» крыло). Письмо ленинградской преподавательницы Нины Андреевой, опубликованное в газете «Советская Россия», где говорилось о недопустимости однозначного осуждения коммунистического прошлого, в том числе и сталинского периода, было рекомендовано Лигачевым для активного распространения и ознакомления. В ответ Яковлев опубликовал в «Правде» разгромное письмо в адрес реакционеров, тормозящих перестройку, и добился от Горбачева публичного осуждения идей, высказанных в письме Андреевой (поддержанных Лигачевым).

 

КПСС находилась в сложном положении. С одной стороны в 1980-е годы резко увеличилось число людей, вступающих в партию, в результате чего численность партии увеличилась в несколько раз. С другой стороны КПСС стремительно теряет авторитет: в условиях ухудшавшегося экономического положения правящая и единственная политическая партия в стране становится главным объектом критики, все больше увеличивающейся в условиях провозглашенной гласности. В официальном печатном органе областного комитета КПСС газете «Уральский рабочий» было опубликовано письмо рабочих «Уралмашзавода», где говорилось, что сильный урон авторитету КПСС нанесли не столько западные «голоса», сколько казнокрадство и коррупция. Обсуждаются неслыханные ранее добровольные выходы людей из рядов КПСС. За 1988 год из Свердловской городской партийной организации добровольно вышли 224 человека.

Следует отметить, что средства массовой информации, как и предприятия, начали переходить на хозрасчет и самофинансирование. В силу этого формальные учредители органов печати (например, партийные органы) постепенно начали терять контроль за редакционной политикой СМИ. Распространялась практика опубликования проплаченных материалов, а значит все более значимой политической силой начал становиться финансовый ресурс. На высшем партийном уровне даже высказывались мнения, что некая группа экстремистов пытается захватить контроль над СМИ в стране.

Необходимость либерализации общественной жизни объяснялась тем, что для перестройки социалистической экономики нужна активизация интеллектуального потенциала общества, а это невозможно без создания общественно-политической атмосферы открытости, свободы творчества и дискуссий.

Однако демократизация в стране проводилась без самого важного ее элемента – низового. Формально основой демократии на низовом уровне провозглашались советы трудовых коллективов (СТК) и первичные партийные ячейки на предприятиях. Но при этом для деятельности СТК не было правовой основы – не была прописана ответственность за неисполнение решений СТК. В многотысячных коллективах крупных производственных объединений выборы СТК были фикцией из-за слишком большого числа работников. Первичные же партийные ячейки в финансовом отношении сильно зависели от райкомов и обкомов, а зарплата секретарей первичных ячеек сильно проигрывала зарплате обычных рабочих, в силу чего после потери авторитета партийных комитетов в ходе перестройки эта должность была лишена всякого престижа. Таким образом, перестройка проводилась руками не широких общественных масс, а среднего управленческого звена под контролем центральных органов государственной власти, которые в условиях бешеных темпов преобразований стремительно теряли способность что-либо контролировать.

 

Созданную в 1987 году в Свердловске «Дискуссионную трибуну» обвиняли в том, что ее организаторы, среди которых были функционеры обкома КПСС, предоставляли преимущества оппозиционным по отношению к КПСС силам, в частности представителям в области «Демократического союза», которые насаждали свою точку зрения, формируя одностороннее представление о происходивших в стране событиях. Представители «Трибуны» отвечали, что предоставляют возможность выступать всем желающим, а остальное зависит от их ораторских способностей.

В 1988 году активно создавались «неформальные» объединения граждан. Руководителем «Дискуссионной трибуны» Геннадием Бурбулисом было создано Движение «За демократический выбор». Впрочем, в 1988 году Движение «За демократический выбор» ничем себя особо не проявило, поскольку создавалось с прицелом на планируемые в 1989 году выборы народных депутатов СССР. Инициатива проведения ряда акций протеста в Свердловске принадлежала преимущественно группе «Митинг-87», которая активно проявила себя в ноябре 1987 года на митинге в поддержку Бориса Ельцина. Часть членов группы «Митинг-87» организовала свердловское отделение «Демократического союза», который был наиболее радикальным противником КПСС, среди существовавших в то время общественных организаций. «Патриотически-социалистические» объединения образовали «Уральский народный фронт», основателями которого стали историко-культурное объединение «Отечество» Юрия Липатникова (образованное в 1986 году) и клуб «Рабочий» (организованный на базе турбомоторного завода в 1987 году). Региональное отделение «Демократического союза» и «Уральский народный фронт» образовали противоположные полюсы «неформальных» общественно-политических объединений Свердловска, объединяло которые только поддержка опального Бориса Ельцина, которого в феврале 1988 года Пленум ЦК КПСС освободил от обязанностей кандидата в члены Политбюро ЦК КПСС, но Ельцин остался членом ЦК КПСС. Интересно, что «опальный» Ельцин, будучи уволенным с поста первого секретаря Московского горкома КПСС, был назначен первым заместителем председателя Госстроя СССР - министром СССР, несмотря на то, что в соответствии с планом перестройки в условиях разграничения функций партийных и государственных органов полномочия и значимость Совета Министров СССР значительно возрастали.

Один из ближайших соратников Ельцина Юрий Петров был отправлен в отставку с поста первого секретаря Свердловского обкома КПСС послом на Кубу. Избранный первым секретарем Свердловского обкома вместо него Бобыкин Леонид Федорович немедленно подвергся нападкам неформальных объединений «демократического» крыла как махровый реакционер, стоявший в одном ряду с Лигачевым и Громыко. В декабре 1988 года прошли отчетно-выборные конференции обкома и Свердловского горкома КПСС, но значимых кадровых изменений не произошло. Первым секретарем обкома остался Леонид Бобыкин, но и работавшие с Юрием Петровым партийные работники сохранили свои должности. Ельцин пользовался значительной поддержкой в Свердловской области: на его стороне были практически все формальные и неформальные политические организации, в том числе и обком КПСС, несмотря на негативное отношение к Ельцину первого секретаря Леонида Бобыкина.

На XIX Всесоюзной партийной конференции вопрос Ельцина был одним из самых обсуждаемых вопросов. После выступления против Лигачева и критики хода перестройки на октябрьском пленуме ЦК КПСС в 1987 году Ельцин стал одной из наиболее значимых политических фигур в стране. Вопреки всем партийным традициям Ельцин дал интервью телеканалам США и Великобритании, объяснив это тем, что отечественные СМИ взяли несколько интервью, но не смогли их опубликовать из-за запрета сверху. Популистские способности Ельцина в новых политических условиях относительной гласности давали ему значительные преимущества перед скучными партаппаратчиками, привыкшими к подковерным интригам, а не публичным выступлениям. Если в 1987 году Ельцин покаялся в своих ошибках после выступления на пленуме, то в 1988 году он заявил, что единственной его ошибкой было несвоевременное выступление (на праздничном Октябрьском пленуме, посвященном годовщине революции), а по сути своего выступления он был прав. Горбачев, Лигачев и ряд других партийных работников дали негативную оценку выступлению Ельцина на партконференции, но прозвучали и голоса в его поддержку, что принципиально отличалось от ситуации 1987 года. Отчасти это произошло из-за того, что состав партконференции был значительно шире, чем пленум ЦК КПСС, а отчасти из-за того, что политический климат начал меняться и рядовые партийные работники позволяли себе выражать открытое несогласие с мнением партийных руководителей. Решительно в поддержку Ельцина выступил секретарь парткома Машиностроительного завода им.Калинина (Свердловск) Владимир Волков. После чего первый секретарь Свердловского обкома КПСС Леонид Бобыкин поспешил откреститься от этого выступления, заявив, что это частное мнение Волкова, а не всей свердловской делегации.

 

В октябре 1988 года председатель президиума Верховного Совета СССР А.А.Громыко (второй человек по влиянию в стране после Михаила Горбачева) ушел на пенсию. По воспоминаниям советника Горбачева, Громыко был единственным членом Политбюро ЦК КПСС, которого Горбачев уважал. Новым председателем Президиума Верховного Совета СССР был избран Горбачев, который, будучи генеральным секретарем ЦК КПСС, возглавил одновременно и партийные, и советские органы государства.

Горбачев намеревался распространить подобную практику совмещения руководящих партийных постов и председательства в Совете народных депутатов соответствующего уровня на всю страну. Это объяснялось необходимостью повышения авторитета Советов для обеспечения полноты их власти. Раньше первый секретарь партийной организации входил в состав исполкома Совета, и Советы занимались только тем, что узаконивали решения партийных начальников, реализуемых исполкомами. Теперь предлагалось избирать первого секретаря партийной организации председателем Совета, тем самым подтверждая авторитет партийного деятеля в народе и повышая авторитет Совета, который он возглавит. Оговаривалось, что это только рекомендация и, теоретически, Совет может возглавить и беспартийный, если депутаты Совета не пожелают избрать своим председателем вожака партийной организации. Тем не менее, критики подобного предложения высказали мысль, что таким образом будет укрепляться авторитет партийных функционеров, а не Советов народных депутатов.

По итогам XIX Всесоюзной партийной конференции были внесены изменения в Конституцию СССР, в соответствии с которыми на 1989 год были запланированы выборы нового органа государственной власти – Съезда народных депутатов СССР, который был утвержден высшим органом власти СССР. Наряду с депутатами от территориальных и национально-территориальных округов на Съезд должны были избираться депутаты от общесоюзных общественных организаций, наиболее крупной из которых была КПСС. Съезду, который должен был собираться раз в год в течение 5 лет, были предоставлены полномочия по выбору высшего постоянно действующего органа власти – Верховного Совета СССР. Председатель Верховного Совета СССР признавался высшим должностным лицом СССР.

 

Уральский научный центр Академии наук СССР был преобразован в Уральское отделение Академии наук СССР, что означало повышение статуса научной организации и расширение полномочий для концентрации научного потенциала в г.Свердловске.

В 1988 году в Свердловске прошла первая Всесоюзная олимпиада по информатике, жюри которой возглавлял руководитель Института математики и механики Уральского отделения АН СССР Николай Красовский. Публиковалась информация, что олимпиада была проведена в Свердловске из-за того, что только в свердловских школах нашлось достаточно ЭВМ с подходящими характеристиками. С инициативой оснащения школами ЭВМ в 1985 году выступил Николай Красовский при поддержке секретаря Свердловского обкома Владимира Житенева. На средства промышленных предприятий области в Дрездене (ГДР) были закуплены компьютеры «Роботрон». Следует отметить, что в тот период времени в дрезденской резидентуре КГБ, которая, вероятно, курировала комбинат «Роботрон», работал Владимир Путин.

Отмечалось, что мощными ЭВМ было оснащено Нижнетагильское территориально-производственное объединение Главсредуралстроя, которое возглавлял заместитель начальника Главсредуралстроя Эдуард Россель. Между прочим, практика создания подобных территориально-производственных объединений была осуждена высшим партийным руководством. Изначально планировалось добровольное объединение самостоятельных предприятий, но на местах вместо этого создали жестко централизованные организации, воссоздавшие прежние министерские главки, только не на союзном или республиканском, а на региональном уровне.

 

C 1 января 1988 года вступил в силу закон «О госпредприятии», который закреплял право государственных предприятий на самостоятельность финансовой и хозяйственной деятельности в некоторых пределах. Кроме деятельности по выполнению госзаказа, предприятия получили возможность ведения других видов деятельности для получения прибыли. Собственником имущества предприятия оставалось государство, но коллективу предприятия предоставлялись расширенные права по управлению предприятием.

Несмотря на введение хозрасчета, предприятия были скованы нормативами. Госзаказ (у Уралмашзавода он был равен 93%) регламентировал практически все. Данная практика была охарактеризована высшим партийным руководством как «произвол министерств», который был поздно обнаружен контролирующими органами.

В связи с переходом на самофинансирование на некоторых крупных предприятиях начались сокращения работников для уменьшения расходов. Сокращались и службы научно-технической информации, что снижало призрачные шансы на научно-технический прогресс в советской промышленности, ради которого собственно и затевалась перестройка. В погоне за прибылью некоторые предприятия отказывались от производства нерентабельных товаров, что усугубляло дефицит товаров народного потребления.

Серьезной проблемой заявлялось налаживание новых связей между хозяйственными организациями, местными плановыми, финансовыми, банковскими, снабженческими органами, статистикой и партийными органами.

Государственные предприятия получили право выпускать ценные бумаги (акции), но владение акциями давало право только на получение дополнительного дохода (дивиденды). Право собственности на предприятия сохранялось за государством.

 

В 1988 году Свердловская область была включена в состав участников прибрежной и приграничной торговли с несколькими странами Дальнего Востока – Китаем, Японией, КНДР и Вьетнамом. Посредником по взаимодействию с китайскими фирмами выступал Росвнешторг. Ранее прямые экономические связи у области были установлены только со странами СЭВ и Финляндией. Так, например, Серовский металлургический завод продал финским фирмам металлургические отходы, на вырученные деньги закупив товары повышенного спроса для сотрудников предприятия. Партнерские отношения с западно-германской фирмой установило объединение «Пневмостроймашина». Руководство УралНИИчермет проводило переговоры о сотрудничестве с представителями Бельгийско-Люксембургского экономического союза. «Уралгидромаш» создавал совместное предприятие с фирмой «Дрессер» (США). Основной целью расширения сотрудничества СССР с развитыми капиталистическими странами заявлялась модернизация промышленности. По состоянию на 1988 год в силу неконкурентоспособности советской продукции в экспорте преобладали сырьевые товары. Так, например, продукция машиностроения составляла только 1% в общем сумме стоимости экспортируемых товаров в ФРГ. В основном же экспортировались нефть, газ, лес, бриллианты.

 

За 1988 год в Свердловской области производительность труда поднялась на 4%, а средняя зарплата – почти на 8%, то есть рост денежных доходов почти в 2 раза опережал рост товарной массы. Это обусловило резкий рост покупательной способности населения и дополнительно усугубило дефицит товаров.

На XIX Всесоюзной партийной конференции было предложено провести всенародное обсуждение вопроса изменения розничных цен (либерализации) для оздоровления экономики. Предполагалось, что, в результате, цены на ряд товаров вырастут, но уровень жизни населения будет сохранен за счет компенсаций.

 

Несмотря на законодательные разрешения, торговые кооперативы в области не создавались. Зато стихийно организовывались рынки, где процветала спекулятивная торговля. Одним из крупнейших таких рынков в области был Шувакишский рынок в Свердловске. Милиция периодически проводила рейды на этом рынке, но, по словам милиционеров, малый размер штрафов не позволял эффективно бороться со спекулянтами. Как и в любом нелегальном бизнесе, на Шувакишском рынке начала процветать преступность, в частности, на рынке действовали организованные группы мошенников-«наперсточников». Среди задерживаемых мошенников был Сергей Терентьев (1964 г.р., в то время студент 4 курса УПИ). Вероятно, это был Терентьев Сергей Вениаминович, который в 1990-х годах фигурировал в СМИ как один из лидеров ОПГ «Уралмаш».

В 1988 году в области появляются точки видеопроката, которые стали доходным делом для множества кооперативов и центров НТТМ.  В эту деятельность активно включился и общественный хозрасчетный центр "Каскад", созданный по инициативе ветеранов войны в Афганистане, сотрудников областного УВД и членов Ленинского райкома ВЛКСМ г.Свердловска. В 1990-е годы некоторые лидеры ветеранских организаций «афганцев» рассматривались СМИ как лидеры ОПГ.

В 1988 году правоохранительными органами была раскрыта ОПГ под руководством криминального авторитета по кличке «Череп». ОПГ имела черты коррумпированной организации с четким распределением обязанностей, «мозговым центром» и подручными исполнителями. ОПГ из Свердловска раскинула се­ти в Челябинск, Магнитогорск, другие города, переросла в союзную, насчитывая около шестидесяти крупных преступ­лений: убийства, грабежи, разбои, одурачивание игрой в колпачки или наперсток. Еже­дневный доход превышал не­сколько тысяч рублей.

В Алапаевске после празднования Дня города прошли массовые беспорядки, сопровождавшиеся нападениями на милицию. Погиб один молодой человек (ранее судимый).

По данным УВД, в 1988 году оперативная обстановка в области осложнилась, половину всех уголовных преступлений составляли кражи.

По официальной статистике при снижении общего уровня преступности в области отмечался рост наиболее тяжких преступлений – убийств, грабежей, разбойных нападений. В прокат вышли фильмы «Асса» и «Воры в законе», где криминал показывался как влиятельная сила, коррумпирующая правоохранительные органы.

Перед началом XIX Всесоюзной партконференции в журнале «Огонек» была опубликована статья следователей Генеральной прокуратуры СССР Тельмана Гдляна и Николая Иванова «Противостояние» об организованной преступности в СССР. Гдлян и Иванов с 1983 года расследовали коррупционные преступления в Узбекистане. В ходе расследования этих преступлений, по их мнению, они получили в целом преставление о функционировании советской системы. В стране были созданы объективные условия, при которых жить и работать честно становилось невыгодно, что породило тысячи подпольных миллионеров. В районных, областных и республиканских органах власти, чтобы получить должность и сохранить ее требовалось платить взятки вышестоящему начальству, а Центр покровительствовал этой структуре. В частности, покровителем первого секретаря ЦК КП Узбекистана Рашидова, который стоял во главе преступной пирамиды в республике, был Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев. При поддержке ЦК КПСС в 1986-1987 годах удалось привлечь к уголовной ответственности первого заместителя министра внутренних дел СССР, Председателя Совета Министров и заместителя Председателя Президиума Верховного Совета республики Узбекистан, четырех секретарей ЦК КП Узбекистана и некоторых первых секретарей обкомов партии. Тем не менее, на XIX партконференцию были избраны несколько делегатов, подозреваемых в коррупции, что заставляло авторов публикации предполагать, что преступная система функционирует до сих пор.

Некоторые исследователи утверждают, что строительство мафиозного государства в СССР началось с правления Брежнева. Якобы при Сталине коррупция такого размаха была невозможна, а Хрущев не так долго правил, чтобы государственный аппарат настолько разложился. При покровительстве же впадающего в старческий маразм Брежнева расцвела коррупция при активном участии членов семьи Брежнева и близких к нему лиц. Однако по имеющейся информации коррупция одинаково хорошо процветала и в царской России при Романовых, и в Советской России, начиная с Ленина, продолжая Сталиным и прочими. Она принимала разные формы в зависимости от экономического уклада, но никуда не девалась. Подробнее об этом можно почитать в разделе Предыстория (глава III «Становление внешнеэкономической, дипломатической и разведывательной деятельности Советской России в первой половине XX в. Коминтерн»). Вероятнее всего, при Брежневе был сформирован только один из кланов советской мафии, который в силу близости к высшему должностному лицу получил значительное влияние, но не был в достаточной степени интегрирован в общую мафиозно-клановую систему власти. В результате, после смерти Брежнева этот клан был разгромлен.

Интересно, что в результате расследования в Узбекистане были отправлены в отставку практически все высшие должностные лица, кроме руководителя КГБ республики и военного командования. Крайне маловероятно, что при тотальной системе коррупции в республике эти лица не были вовлечены в нее. Высказывались предположения, что разгром «брежневского» мафиозного клана был следствием борьбы за власть между КГБ и МВД. С 1985 по 1988 год в органы МВД СССР по рекомендации партийных комитетов и трудовых коллективов пришли десятки тысяч коммунистов и комсомольцев. Предполагалось, что это должно было послужить оздоровлению органов МВД, где, как признавалось высшим партийным руководством, допускались серьезные сбои в работе и злоупотребления.

 

Одной из наиболее значимых проблем, обострявших ситуацию в стране, был национальный вопрос. В 1988 году самым острым было столкновение армян и азербайджанцев в Нагорном Карабахе. Высокие должностные лица утверждали, что разжигали национальные конфликты коррумпированные кланы, дельцы теневой экономики, которые сомкнулись с уголовными элементами. Возможно, так оно и было, но без соответствующих предпосылок национальный конфликт не разжечь. В качестве одной из предпосылок можно указать провал политики формирования общности «советский народ» отчасти из-за того, что в 1980-х годах «советский» стал символом экономического упадка во всем мире, отчасти из-за того, что ослаб режим, который вооруженной силой подавлял любые попытки отрицать «советскую общность», но самое главное то, что, вероятно, не было глубинных культурных предпосылок для формирования такой общности. Национализм же в качестве истинной либо ложной идеологии стал основой для формирования узколокализованной социальной общности, которая послужила причиной разобщения республик СССР. Руководство СССР пыталось справиться с ростом национализма повышением экономической и политической самостоятельности территорий, но активным националистам предлагаемого уровня самостоятельности было слишком мало. Так, например, эстонская делегация на XIX Всесоюзной партконференции предложила преобразовать СССР фактически в конфедерацию с полностью экономически независимыми республиками.

По отношению к армяно-азербайджанскому конфликту руководство страны поделилось в соответствии со своими идеологическими предпочтениями: «либерал» Александр Яковлев поддерживал Армению, а «консерватор» Егор Лигачев – Азербайджан. Следует отметить, что еще в конце XIX века, когда главноначальствующим Кавказской администрации был назначен  князь Г.С.Голицын, начало распространяться мнение, что азербайджанцы склонны были поддерживать власть российского императора и вообще были сторонниками неограниченной патриархально-справедливой власти. Армяне же, якобы, были враждебно настроены к царской власти и настаивали на проведении либеральных реформ.

 

__________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Если вы хотите дополнить или опровергнуть информацию, помещенную на данном сайте, присылайте имеющиеся у вас сведения по адресу mail@elitehistory.info