Перейти на главную страницу

 

История формирования политико-экономической элиты Свердловской области

1990 год

 

 

Идея первичности республи­канских интересов в определе­нии экономической, социаль­ной, культурной политики перед союзными, которая обозначилась в 1989 году прибалтийскими республиками, в 1990 году стала доминирующей не только для «периферийных» республик, но и для структурообразующих республик СССР, в первую очередь для РСФСР.

Объясняя свое решение баллотироваться в народные депутаты РСФСР от Свердловской области, Борис Ельцин заявил, что «агрессивно-послушное большинство» Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР не позволяло добиться радикальных перемен в жизни общества. По словам Ельцина, он надеялся на то, что по итогам выборов народных депутатов РСФСР удастся сформировать хотя бы на 50% такой состав Съезда народных депутатов РСФСР, который будет «прогрессивно демократически» настроен. Тогда можно было бы принять бо­лее радикальные меры по наве­дению порядка в России, сде­лать ее действительно само­стоятельной республикой, а не придатком центра, а потом снизу подтолкнуть и центр. Ельцин предложил установить в России президентскую республику, где президент избирался бы на альтернативных выборах прямым всеобщим тайным голосованием.

 

Решением ЦК КПСС была создана Коммунистическая партия РСФСР. На роль руководителя партии претендовал Олег Лобов, выдвинутый свердловской делегацией, который продолжительное время работал в Свердловском обкоме КПСС с Борисом Ельциным, но большинством голосов руководителем был избран первый секретарь Краснодарского крайкома КПСС Иван Полозков, которого, предположительно, поддерживал Михаил Горбачев, хотя публично он об этом не заявлял. Впрочем, имеет право на существование и другая версия: борьба за верховенство в КП РСФСР развернулась между двумя консервативными группами партийной элиты, опиравшимися на военно-промышленный комплекс. «Суперконсервативную» группу представлял Полозков, а «умеренно консервативную» - Лобов. Значимым событием в борьбе этих двух «фракций» стала история с государственно-кооперативным концерном «АНТ».

В январе 1990 года в газете «Советская Россия» была опубликована статья «Спрут под семафором», в которой писалось о возможной попытке незаконной продажи за рубеж танков с Уралвагонзавода (г.Нижний Тагил Свердловской области) концерном «АНТ». Статья приобрела большой общесоюзный резонанс. Скандал, предположительно, был вызван борьбой за контроль над создающейся Коммунистической партией РСФСР между двумя группами влияния внутри военно-промышленного комплекса: «суперконсервативной», представителями которой были министр обороны СССР Дмитрий Язов, член Политбюро КПСС Егор Лигачев, председатель Всесоюзной ассоциации промышленных предприятий Александр Тизяков, и «умеренно консервативной», членами которой, предположительно, были генералы КГБ СССР Леонид Шебаршин, Александр Стерлигов, Николай Шам и бывший первый секретарь Свердловского обкома КПСС Яков Рябов, который в 1976-1979 годах курировал военно-промышленный комплекс в ЦК КПСС. Создателями концерна «АНТ» выступили представители «умеренно консервативной» группы, а раздули скандал представители «суперконсерваторов». В результате, на выборах председателя Компартии РСФСР представитель «суперконсерваторов» Иван Полозков победил представителя «умеренных консерваторов» Олега Лобова. Но углубившееся противостояние между этими группами обусловило поддержку со стороны «умеренных консерваторов» Бориса Ельцина, в частности эта группа приняла участие в финансировании избирательной кампании Ельцина на должность народного депутата РСФСР в 1990 году и при его поддержке приняла участие в формировании нового правительства РСФСР, возглавил которое представитель этой группы Иван Силаев. Во время путча в 1991 году часть членов этой группы заняла нейтральную позицию, а часть – окрыто проельцинскую, что в значительной степени определило провал путчистов.

 

На внеочередном Съезде народных депутатов СССР в марте 1990 года Михаил Горбачев был избран Президентом СССР. Оппозиция критиковала Горбачева за то, что он не решился на прямые выборы. Отмечалось, что даже на Съезде за избрание Горбачева Президентом проголосовало минимально необходимое число депутатов, что свидетельствовало о снижении популярности и влиятельности Горбачева. Долговременное маневрирование Горбачева между «консерваторами» и «демократами» в конечном итоге лишило его поддержки и тех, и других. В управление Президента СССР попали те структуры стра­ны, которые ранее непо­средственно подчинялись ЦК КПСС: министерства обо­роны, внутренних дел, ко­митет государственной безопасности, министерство ино­странных дел. Предполагалось, что Президент сможет быстрее продвигать в жизнь законы, принимавшиеся Верховным Советом СССР.

Первой поездкой Горбачева в регионы в качестве Президента СССР стала поездка в Свердловскую область. Ранее Горбачеву высказывались претензии, что будучи первым лицом государства он никогда не посещал Свердловскую область. Кроме этого, Горбачеву было важно продемонстрировать через СМИ, что у него есть поддержка даже на родине одного из его основных оппонентов – Бориса Ельцина. В ходе визита генеральный директор ПО «Уралмаш» (крупнейшее машиностроительное предприятие региона) Игорь Строганов сообщил Горбачеву, что, переход на новые экономические отношения может погубить машиностроение.

 

В марте 1990 года Верховный Совет Литвы принял законодательные акты, которые фактически провозглашали выход Литвы из состава СССР.

 

Несколько офицеров свердловского гарнизона отказались ехать в Баку с целью выполнения правительственного задания по охране общественного порядка. Объяснялось это тем, что военнослужащие морально были не готовы выполнять данную задачу в связи с отрицательными оценками, данными правительством участию Вооруженных Сил СССР в событиях в Тбилиси и Афганистане. Уголовные дела в отношении офицеров были прекращены за отсутствием состава преступления, поскольку приказа об убытии в Баку не было отдано, а было сделано только «предложение» (вероятно, чтобы не отвечать за последствия). Офицерский суд чести рекомендовал уволить отказавшихся офицеров из рядов вооруженных сил.

Герой «афганской» войны генерал Борис Громов в интервью «Аргументам и фактам» отозвался о возможности использования армии в кризисных ситуациях внутри страны, если они связаны с межнациональными отношениями, крайне отрицательно.

В ноябре 1990 года группа сотрудников Управления КГБ по Свердловской области направила в Верховный Совет РСФСР "письмо 64-х" о необходимости коренных перемен в органах госбезопасности.

Активно происходила реабилитация жертв политических респрессий, для чего КГБ открывало свои архивы. Следует отметить, что акцент делался на политических репрессиях при Иосифе Сталине в 1930-х годах. С одной стороны, это было обусловлено тем, что высшее руководство страны озвучивало лозунг возвращения к истинному ленинскому социализму, который извратил Сталин. Признание же того, что репрессии начались не при Сталине, а еще при Ленине, дискредитировало бы этот лозунг. Кроме того, как писал Александр Солженицын в книге «Архипелаг ГУЛАГ», в 1930-х годах репрессировали тех, чей голос мог быть хорошо услышан, – не только рядовых граждан, заподозренных в нелояльности власти, но и представителей самой этой власти, которые еще вчера сами давали санкции на аресты. Отсюда и появился миф о разгуле репрессий в 1930-х годах, хотя репрессии не меньшего масштаба имели место и до этого.

 

В 1990 году в публичных выступлениях политических деятелей различной ориентации, зачастую диаметрально противоположной, звучат похожие лозунги о необходимости смещения полномочий по принятию решений сверху вниз: в первичные партийные организации, местные Советы, советы трудовых коллективов. В частности, Борис Ельцин говорил о том, что самым главным Советом народных депутатов должен быть районный Совет – тот, который ближе всего к людям. А районный Совет сам должен определять, какую долю власти он передает области, которая, в свою очередь, отдает свою долю власти России. Наиболее последовательно эта идея была изложена в статье Александра Солженицына «Как нам обустроить Россию» (скачать), широко растиражированной в печати. В статье предлагалось строить вертикаль власти снизу вверх, чтобы депутаты вышестоящих органов власти избирались собранием депутатов нижестоящих органов власти, а население напрямую избирало только депутатов местных органов власти. Предполагалось, что в результате может быть построена вертикаль власти, которая сохранит целостность страны, но эта вертикаль будет ориентирована не вверх на «вседержителя» (генсека, президента или монарха), а вниз – на народ. Однако эта идея осталась на уровне декларативных заявлений, принося политические дивиденды тем, кто ее озвучивал, но вовсе не собирался осуществлять, придя к власти. Так, например, в конце 1990 года в РСФСР, уже после того, как Ельцин стал высшим должностным лицом в республике, начало практиковаться подчинение нижестоящих Советов народных депутатов вышестоящим, что прямо противоречило собственным заявлениям Ельцина в начале 1990 года.

 

В январе 1990 года в Москве прошла конференция партийных клубов и других партийных организаций, на которой было принято решение о создании Демократической платформы в КПСС. В конференции не приняли участие высокопоставленные партфункционеры (члены Политбюро и ЦК КПСС). Значимую роль на конференции играли народные депутаты СССР, входившие в состав Межрегиональной депутатской группы. Инициаторы создания Демократической платформы выразили намерение реформировать КПСС в на­правлении де­мократической парламентской партии, действующей в усло­виях многопартийной систе­мы. На Пленуме ЦК КПСС с основными положениями Демократической платформы выступил Борис Ельцин.

 

В Свердловске начало работу отделение Демократической партии Советского Союза, выступающей за многопартийность и все формы собственности

 

В начале 1990 года в Свердловске и ряде других городов прошли конференции и собрания членов КПСС, на которых выражалось недоверие первому секретарю обкома КПСС и бюро обкома, высказывались предложения и требования о проведении областной партийной конференции. На совещании бюро обкома в феврале 1990 года первый секретарь обкома КПСС Леонид Бобыкин подал в отставку.

В феврале в Свердловске состоялась первая в городе межвузовская партконференция, которая была созвана с целью, дать оценку политической ситуации в области. Представители обкома КПСС заявляли, что в настоящий момент нет кризиса партии, а есть кризис аппарата в лице Егора Лигачева, Леонида Бобыкина и им подобных. Однако критике со стороны партактива свердловских ВУЗов подверглись и другие представители региональной партэлиты, в частности секретарь обкома КПСС В.Андрианов и первый секретарь Свердловского горкома КПСС Владимир Кадочников. Конференция приняла резолюцию, в которой большинством голосов выразила недоверие обкому КПСС, его бюро и потребовала их отставки. Наиболее значимой среди вузовских парторганизаций была парторганизация УПИ. В свою очередь ядром парторганизации института был партийно-политический клуб, созданный при активном участии Кировского райкома КПСС Свердловска. В число руководящих членов клуба входил народный депутат СССР Геннадий Бурбулис.

 

25 февраля состоялся всероссийский митинг «за объединение демократических сил». В Свердловске в общегородском митинге приняли участие порядка 12 тысяч человек, в Краснотурьинске – 4 тысячи человек, в Асбесте – 3 тысячи человек. Также прошли митинге в Серове, Алапаевске и Каменск-Уральском, но они были менее массовыми. В организации свердловского митинга активное участие принимало Движение «Демократический выбор», созданное при активном участии Геннадия Бурбулиса. Митинг был в значительной степени агитационным в преддверии выборов Советов народных депутатов от местного до республиканского уровней.

«Неформальными» организациями, находящимися в оппозиции к Движению «Демократический выбор», были Уральский народный фронт, движения «Отечество» и «Рабочий».

 

Перед выборами Советов народных депутатов представителями «демократического крыла» региональной элиты отмечалось, что реальной угрозой передачи власти от партийно-бюрократических структур реальным народным представителям может стать административ­но-хозяйственный аппарат круп­ных промышленных предприятий-монополистов, стремящийся подкрепить свое экономическое могу­щество политическими и правовыми гарантиями. В первую очередь упоминались генеральный директор ПО «Уралмаш» Игорь Строганов и генеральный директор машиностроительного завода им.Калинина Александр Тизяков. Утверждалось, что ранее административно-хозяйственная элита отстаивала свои интересы через членство в КПСС, а сейчас, в связи с переносом центра власти в Советы, будет завоевывать доминирующее положение в Советах через подконтрольных этой элите работников предприятий. Предполагалось, что эта группа лиц будет заинтересована в сохранении прежней административно-командной системы, где в сфере экономики производитель доминировал над потребителем.

Наиболее распространенной точкой зрения на расстановку политических сил перед выборами Советов народных депутатов было представление, что существует два лагеря: с одной стороны – «консервативная» властная элита в лице партийного аппарата, руководителей органов государственной власти и крупных промышленных предприятий, а с другой стороны – представители «демократической» общественности, главным образом в лице научно-технической и творческой интеллигенции. Естественно, одна сторона демонизировала другую. «Демократы» обвиняли «консерваторов» в сопротивлении любым переменам, чтобы сохранить власть. «Консерваторы» обвиняли «демократов» в готовности к любым преступлениям вплоть до продажи Родины, чтобы захватить власть.

На наш взгляд, в реальности конкуренция шла не между бюрократическим аппаратом и общественностью, а между различными группами внутри бюрократического аппарата. Расстановку сил в Свердловской области можно описать следующим образом – перейти по ссылке.

 

Выборы народных депутатов местных и республиканских Советов проводились в несколько этапов с марта по май 1990 года. Явка избирателей на первом (основном) этапе составила в Свердловской области порядка 72%.

На выборах народных депутатов РСФСР, Свердловского областного Совета и Свердловского городского Совета в 1990 году не было квот от общественных организаций, которые были на выборах народных депутатов СССР в 1989 году. Доверие к органам государственной власти и руководящим органам КПСС продолжало падать. В результате, по итогам выборов в 1990 году на всех уровнях значительно увеличилось число депутатов, которые находились в оппозиции к союзному руководству. Наиболее организованной оппозиционной силой в регионе было Движение «Демократический выбор».

Наибольшее представительство Движение «Демократический выбор» получило в Свердловском городском Совете народных депутатов в силу высокой концентрации слоя интеллигенции в городе, где были расположены ВУЗы и научные центры, имевшие не только областное, но и макрорегиональное значение. Председателем Свердловского городского Совета народных депутатов был избран Юрий Самарин, который хотя и не являлся членом Движения «Демократический выбор», но избирался депутатом горсовета от Движения и заявлял, что разделяет многие взгляды Движения. Основными кандидатами на должность председателя Свердловского горисполкома были председатель горисполкома минувшего созыва Юрий Но­виков и директор центра НТТМ «Свердловск» Валерий Скрипченко, который активно поддерживал Движение «Демократический выбор». Депутаты горсовета посчитали, что Скрипченко чрезмерно загружен работой будучи депутатом и Верховного Совета РСФСР, и областного Совета, поэтому председателем горисполкома был избран Но­виков, а Скрипченко стал его заместителем.

В областном Совете народных депутатов Движение «Демократический выбор» не получило такого значительного представительства, но смогло создать достаточно многочисленную оппозицию, которая по важным вопросам была способна мобилизовать «нейтральных» депутатов, блокируя решения руководства областного Совета. Ряд представителей Движения возглавили комиссии областного Совета. Председателем областного Совета в марте 1990 года был избран председатель облисполкома Владимир Власов, за которого проголосовало 108 депутатов. Его соперником был представитель Движения «Демократический выбор» Геннадий Бурбулис, за которого проголосовало 94 депутата. Первые две кандидатуры, предложенные Власовым на должность заместителя председателя областного Совета, были отклонены депутатами из-за опасения чрезмерного усиления ставленников командно-административной системы в областном Совете. В конечном итоге, заместителем председателя областного Со­вета народных депутатов был из­бран заведующий кафед­рой управления социально-экономическими процессами Уральского госуниверситета Анатолий Гребенкин, который был сторонником Геннадия Бурбулиса.

Председателем облисполкома вместо Власова в апреле 1990 года был избран начальник ТСО «Средуралстрой» Эдуард Россель. Первыми заместителями председателя облисполкома стали Сергей Воздвиженский и Валерий Трушников.

Отмечалось, что некоторые депутаты областного Совета народных депутатов ощущали себя пешками в чужой игре. Выборы и назначения на сессиях происходили второпях. Невозможно было полноценно узнать кандидатов. Складывалось впечатление, что важные кадровые решения принимаются кулуарно, в результате чьих-то договоренностей.

 

Избранный народным депутатом РСФСР от Свердловской области при поддержке Движения «Демократический выбор» Борис Ельцин, хоть и с третьей попытки, но все-таки был утвержден Председателем Верховного Совета РСФСР в мае 1990 года, тем самым возглавив органы государственной власти РСФСР. Один из основателей Движения «Демократический выбор» Владимир Исаков, также избранный народным депутатом РСФСР от Свердловской области, возглавил Совет Республики – одну из двух палат Верховного Совета РСФСР.

 

В апреле 1990 года первым секретарем обкома КПСС вместо ушедшего в отставку Леонида Бобыкина был избран первый секре­тарь Асбестовского горкома КПСС Гусев А.П., несмотря на то, что он пытался взять самоотвод. Следует отметить, что одновременно Гусев занимал должность председателя комиссии областного Совета народных депутатов по внешнеэкономической деятельности, что для него было, возможно, важнее, чем должность первого секретаря обкома КПСС. Вторым секретарем обкома КПСС был избран первый секретарь Свердловского горкома КПСС Владимир Кадочников.

Уже в июне 1990 года Гусев обратился к делегатам областной партконференции с заявлением об освобождении его от обязанностей первого секретаря обкома КПСС в связи с переходом на другую работу. Первым секретарем обкома КПСС вместо него был избран Владимир Кадочников.

 

Съезд народных депутатов РСФСР принял «Декларацию о суверенитете». Провозглашался суверенитет России в составе СССР. Верховный Совет РСФСР начал проводить разработку и заключение двухсторонних договоров с другими республиками СССР. В ответ на обвинения в сепаратизме, Председатель Верховного Совета РСФСР Борис Ельцин заявлял, что эта деятельность не направлена на разрушение СССР. В общем и целом эти действия вполне соответствовали политике Президента СССР Михаила Горбачева по преобразованию СССР в Союз суверенных государств. Тем не менее председатель КГБ СССР Владимир Крючков сообщил в своем секретном докладе Президенту СССР Горбачеву: «Под влиянием известных решений Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР конфронтация между Центром и союзными республиками получила мощный импульс. Глава Российского парламента вкупе с определенными силами, круги из теневого бизнеса явственно заявили свои претензии на создание «второго центра» в противовес государственному политическому руководству СССР. …политика умиротворения агрессивного крыла «демократических движений» не в состоянии предотвратить возрастание деструктивных процессов, позволяет псевдодемократам беспрепятственно реализовывать свои замыслы по захвату власти и изменению природы общественного строя».

 

В июне 1990 года через несколько дней после выборов руководства Коммунистической партии РСФСР, на которых представитель консервативного крыла КПСС Иван Полозков победил давнего соратника Ельцина Олега Лобова, Борис Ельцин выразил намерение приостановить членство в КПСС. Тем не менее в июле в качестве делегата XXVIII съезда КПСС Ельцин принимал участие в работе съезда и в ходе своего выступления заявил, что, заняв оборону на первоначальном этапе перестройки, консервативные силы позднее пере­шли в наступление. Они нача­ли борьбу против экономиче­ской реформы, хотя и робкой, и половинчатой, но создающей реальную угрозу полновластию партии. По словам Ельцина, такая позиция создала режим безопасности для консервативных сил КПСС, укрепила их уверенность в том, что можно взять ре­ванш, что и продемонстрировал Учредительный съезд КП РСФСР. Решением съезда КПСС с Бориса Ельцина были сняты полномочия делегата съезда в связи с его заявлением о выходе из КПСС.

 

В июне 1990 года депутаты Свердловского областного Совета от Движения «Демократический выбор» выступили инициаторами отставки председателя областного Совета Владимира Власова, который публично выступил против кандидатуры Бориса Ельцина при утверждении Председателя Верховного Совета РСФСР в мае 1990 года. Большинством голосов депутаты облсовета досрочно прекратили полномочия Власова как председателя Совета.

 

В июле 1990 года в адрес областного Совета народных депутатов поступило письмо, подписан­ное Председателем Верховного Совета РСФСР Борисом Ельциным. Ссылаясь на поступающие из ряда областей и крупных горо­дов сведения о противоречиях, возникающих между Советами и исполкомами, о дублировании Советами работы исполкомов, о намечающемся увели­чении аппарата президиумов Совета, автор письма выска­зал мысль о целесообразности осуществления «в порядке экс­перимента в Свердловской об­ласти совмещения постов пред­седателя областного Совета и председателя исполнительного комитета». Это предложение очевидно противоречило принципу разделения властей, нарушение которого, по мнению «демократов», и обусловило всевластие партийно-бюрократического аппарата в загнивающем СССР, на волне борьбы с которым Ельцин и стал столь популярным. Противоречило это и лозунгу «Вся власть Советам!». Таким образом, прошло чуть больше месяца с тех пор как Борис Ельцин стал высшим должностным лицом в РСФСР, и он начал действовать вопреки основополагающим принципам своих предвыборных заявлений. Следует отметить, что в то же время Съезд народных депутатов РСФСР принял решение о запрете на совмещение должностей председателя Совета народных депутатов любого уровня с руководящими должностями в КПСС.

Председатель Свердловского облисполкома Эдуард Россель заявил, что письмо Ельцина родилось с его подачи. Россель говорил о бессилии недавно сформированной власти, о пробуксовках в решении практических вопросов. Высказывал и претензии к областному Совету, который, по его словам, пытался отобрать у исполкома некоторые структуры, низвести его до уровня протокольного отдела. Несмотря на опасения о возвращении в области авторитарного правления, депутаты областного Совета все-таки согласились с предложением Бориса Ельцина, чтобы один человек возглавлял и областной Совет народных депутатов, и облисполком. Видимость принципа разделения властей была сохранена путем введения должностей двух заместитетелей председателя Совета: один должен был отвечать за работу Совета, а второй – облисполкома.

В ходе выборов председателя областного Совета народных депутатов больше всего голосов набрали кандидатуры председателя облисполкома Эдуарда Росселя и председателя Нижнетуринского горсовета Г.П.Чупрова. Но ни один из кандидатов не набрал достаточного для избрания голосов депутатов. Принятие решения о выборах председателя областного Совета было отложено.

Между тем, противостояние областного Совета и облисполкома продолжалось. Например, комиссия по внешнеэкономической деятельности областного Совета отменила решение облисполкома, подписанное председателем облисполкома Эдуардом Росселем, которое предписывало кормить иностранных гостей предприятий за валюту в специально оборудованных для этого местах. 70% этой валюты должно было перечисляться облисполкому. Таким образом, облисполком искал пути получения валюты. Кроме этого, комиссия сошлась во мнении, что хозрасчетное объединение по внешним связям при облисполкоме (создаваемое путем объединения ряда коммерческих фирм) не может обладать, помимо коммерческой, законодательной и контрольной функциями. Это должно было быть прерогативой Совета. Комиссия постановила считать шаг облисполкома по созданию хозрасчетного объединения недостаточно подготовленным и предложить Эдуарду Росселю в 10-дневный срок от­менить это решение. В десятидневный срок Россель решения своего не отменил и комиссии ничего не ответил.

По итогам проведения опроса среди депутатов областного Совета, самыми авторитетными депутатами были названы: Эдуард Россель, Геннадий Бурбулис, А.Заборов, Анатолий Гребенкин, А.Матросов, Лариса Мишустина, А.Гусев, Г.Чупров, Галина Карелова, Владимир Гаффнер.

 

В 1990 году начала издаваться газета «За власть Советов!», которая претендовала на то, чтобы стать официальным органом печати Областного совета народных депутатов, составив альтернативу печатному органу обкома КПСС газете «Уральский рабочий». Наряду с этим на роль органа печати областного Совета претендовала газета «Трибуна», редактор которой Лариса Мишустина возглавляла комиссию по гласности областного Совета. В конечном итоге, органом печати областного Совета стала газета «За власть Советов!», которая была критично настроена как к «радикально консервативным», так и к «радикально демократичным» группам влияния в регионе. По всей видимости, руководство газеты ориентировалось на группу «центристов» из лагеря «около научной» бюрократии, структурообразующим ядром которой были органы власти Кировского района Свердловска.

 

На заседании Верховного Совета СССР 21 сентября 1990 года Президент СССР Михаил Горбачев вы­ступил с предложением предоставить ему чрезвы­чайные полномочия, включая право введения президентского правления в суверенных республиках и роспуска их высших органов государственной вла­сти, в связи с тяжелым экономическим и политическим положением в стране. Президиум Верховного Совета РСФСР во главе с Борисом Ельциным распространил заявление, что в сложившейся ситуации предоставление Президенту СССР запрошенных им чрезвычайных   полномочий   недопустимо, а в случае предоставления Президенту Верховным Советом СССР таких полномочий органы власти РСФСР примут все необходимые меры по зашите суверенитета и конституционного строя РСФСР.

 

В октябре 1990 года собрание представи­телей трудящихся Башкир­ской, Удмуртской АССР, Кур­ганской, Оренбургской, Перм­ской, Свердловской, Тюменской и Челябинской областей под председательством первого секретаря Свердловского обкома КПСС Владимира Кадочникова направило заявление Верховным Советам и Сове­там Министров СССР и РСФСР, Президенту СССР, в котором, в частности, указало, что «в последние годы в руко­водстве страной, как в цент­ре, так и на местах, прояв­ляются некомпетентность, неорганизованность и безответственность. Диктат министерств заменяется диктатом республик и Советов различных уровней. Объявленные союзными республиками суверенитеты не создают гарантированных условий укрепления СССР как единого государства».

 

Резолюция XXVI областной партконференции КПСС утверждала, что «коммунисты области с тре­вогой отмечают бездеятель­ность избранных на XXVIII съезде нового состава Политбюро ЦК и Центрального Ко­митета КПСС, лично Генераль­ного секретаря т.М.С.Горбачева по руководству пар­тией». Также негативно оценивалась и деятельность обкома КПСС. Столь резкие оценки, вероятно, призваны были восстановить доверие населения области к областной партийной организации.

 

В октябре 1990 года прошла информация о том, что Михаилу Горбачеву была присуждена Нобелевская премия мира.

 

Полномочный представитель Председателя Верховного Совета РСФСР Геннадий Бурбулис обвинил председателя Свердловского облисполкома Эдуарда Росселя в лицемерии и «политическом заигрывании» с союзным правительством, в то время как Верховный Совет РСФСР настаивал на его отставке. Бурбулис имел в виду поездку Росселя к Председателю Совета Министров РСФСР Николаю Рыжкову с целью договориться о поставках продовольствия в область. В ответ на это обвинение Россель заявил, что отправился в Москву по поручению сессии областного Совета народных депутатов. Первоначально Россель обратился в правительство РСФСР, но убедившись в том, что оно еще слишком слабо и находится в стадии формирования, обратился к Николаю Рыжкову, что, по словам Росселя, позволило «выбить» продовольствие. В реальности, Росселю удалось добиться всего лишь очередных обещаний со стороны Рыжкова и грозных телефонных звонков руководителям аграрных регионов. Указания Рыжкова так и не были исполнены.

 

В ноябре 1990 года ходе очередного голосования депутатов областного Совета народных депутатов за кандидатов на должность председателя Совета в конечном итоге победил председатель облисполкома Эдуард Россель. Ближайшим соперником был начальник отдела НИИ автоматики, председатель контрольного комитета областного Совета А.Матросов.

Снова начал активно обсуждаться вопрос о возможности совмещения должностей председателя областного Совета народных депутатов и председателя облисполкома. Россель заявлял, что, по его мнению, руководители и законодательной, и исполнительной властей в регионе должны избираться населением, чтобы они были независимы друг от друга. А схема подчиненности облисполкома Совету, когда Совет вмешивается в работу исполкома, по мнению Росселя, неработоспособна.

Областной Совет разделился по обсуждаемому вопросу примерно пополам. На стороне Росселя была депутатская группа «Консолидация», которая объединяла секретарей и членов обкома КПСС, первых руководителей городов, районов, крупных промышленных предприятий. По словам оппозиционно настроенных депутатов, Россель, став председателем областного Совета, проигнорировал требования многих депутатов поставить на голосование вопрос об освобождении его от должности председателя исполкома, чтобы сохранить за собой оба поста, несмотря на решение сессии не совмещать их.

Россель в ответ заявил, что преодоление кризисов всегда сопровождалось в мировой истории некоторым ограничением демократических свобод. Неизбежно оно и в масштабах отдельной области. Важно лишь гарантировать возможности для углубления демократии в дальнейшем.

 

Эдуард Россель заявлял, что он намерен «воевать» с Борисом Ельциным (руководством РСФСР) за права Свердловской области так же, как Ельцин «воюет» с союзным центром за права России. С конца 1989 года в области существовало движение «Уральская республика», одним из главных активистов которого был Антон Баков. Основ­ная цель движения заключалась в создании в составе РСФСР суверенной Уральской союзной республики со столицей в Сверд­ловске, в состав которой могли бы входить Свердловская, Тюменская, Курганская, Челя­бинская, Оренбургская, Пермская области, а так­же Коми, Удмуртская и Башкирская АССР. Только в рамках такого самостоятельного образования, по мнению активистов движения, могли быть решены экономические, социальные и экологические проблемы ре­гиона. Эта идея была созвучна предложениям, высказывавшимся Борисом Ельциным о том, что территория РСФСР должна быть поделена на несколько районов не по национальным, а по экономическим критериям, и этим районам должны быть предоставлены права, аналогичные правам союзных республик.

В октябре 1990 года была создана «Корпорация Большой Урал К. А. О.» (коммерческое акционерное общество), которая была заявлена как финансово-экономический союз автономных республик и областей уральского экономического района. Учредителями корпорации стали:

- Совет Министров Башкирской АССР;

- информационное агентство «Новости» (г. Москва);

- исполком Курганского областного Совета народных депутатов;

- исполком Оренбургского областного Совета народных депутатов;

- исполком Пермского областного Совета народных депутатов;

- исполком Свердловского областного Совета народных депутатов;

- Совет Министров Удмуртской АССР;

- президиум Уральского отделения АН СССР (г.Свердловск);

- исполком Челябинского областного Совета народных депутатов.

Президентом корпорации стал заместитель председателя Уральского отделения Академии наук СССР Юрий Вершинин.

Создание корпорации «Большой Урал» было поддержано на совещании у Председателя Совета Министров РСФСР Ивана Cилаева. Заявлялось, что подобные корпорации будут создаваться в Сибири, Поволжье, Центральной России.

 

В декабре 1990 года на заседании Съезда народных депутатов РСФСР Председатель Совета Республики Верховного Совета РСФСР Владимир Исаков заявил, что при принятии решений Верховным Советом РСФСР и его президиумом на депутатов оказывалось давление, сопровождавшееся нарушением правил. Это давление оказывалось как первым заместителем Председателя Верховного Совета РСФСР Русланом Хасбулатовым, так и самим Председателем Борисом Ельциным. Исаков привел несколько примеров, в том числе и обстоятельства создания акционерного обще­ства промышленно-коммерческой компании «Россий­ский дом», которая была связана с руководством скандального концерна «АНТ». Исаков намекнул, что эти «продавленные» решения могли носить коррупционный характер. Народный депутат РСФСР Виталий Машков заявил, что «возведение организационных недостатков в работе Верховного Совета в рамки политические, когда съезд расколот, когда предстоят голосования по конституционным нормам, дает явное преимущество блоку «Коммунисты России», тем, кто хочет заблокировать радикальную реформу». Причиной «бунта» Владимира Исакова против Бориса Ельцина могло быть банальное ухудшение отношений между Исаковым и Геннадием Бурбулисом, который имел большое влияние на Ельцина. Но не исключено и то, что Исаков был искренне возмущен масштабом злоупотреблений новоявленного «демократического» аппарата, провозглашавшего, что он борется со злоупотреблениями старого партийного аппарата.

 

 

По оценке Председателя Совета Министров СССР Николая Рыжкова, в 1990 году экономическая ситуация в стране продолжала ухудшаться. Финансовое положение ухудшалось в связи с тем, что все большее количество валютных средств приходилось тратить на закупку продовольствия за рубежом. Даже значительное увеличение мировых цен на нефть не привело к улучшению финансового положения, из-за того, что в СССР снизилась добыча нефти. По словам руководства КГБ СССР, важную роль в ослаблении финансовой системы сыграл увод средств за границу через коммерческие банки. Но звучали и обвинения в адрес самого КГБ, которое, предположительно, организовывало самые значительные потоки перекачки средств за рубеж.

При падении объемов производства увеличивались денежные доходы населения, что усиливало инфляционные процессы. Ослабление рубля привело к развитию натурального обмена между предприятиями, что еще больше ухудшало состояние финансов в стране. Руководство ряда республик и областей начало поощрять бартерные сделки между предприятиями, чтобы решить проблему дефицита товаров. Несмотря на расширение прав трудовых коллективов, местных органов, происходило лавинообразное возрастание требований и претензий к союзному центру. Предприятия, регионы, порой целые отрасли навязывали правительству СССР безотлагательное решение социальных вопросов, требования ресурсных поставок, дополнительных капитальных вложений, причем в ультимативной форме, под угрозой забастовок.

 

Экономисты, придерживавшиеся «радикально демократической» ориентации, предлагали дать полную свободу предпринимательской деятельности, полностью отказавшись от государственного регулирования цен на товары. Избежать при этом гиперинфляции предлагалось путем ограничения денежной массы. Правительство СССР отказалось от этого пути, указав на то, что при таком подходе резкое ограничение массы денежных средств серьезно затруднит реализацию продукции, повлечет за собой разорение большого числа предприятий. Вследствие разрыва многих хозяйственных связей существенно упадет производство. Попытка перехода к рынку при существуюших монополистических структурах незамедлительно вызовет рост цен и инфляцию, а социальная поддержка населения из-за жестких финансовых ограничений не может быть гарантирована на должном уровне.

Руководством СССР было принято решение последовательно шаг за шагом снижать масштаб прямого жесткого государственного воздействия на экономику и расширять сферу рыночных отношений.

В октябре 1990 года Президент СССР Михаил Горбачев издал указ «О первоочередных мерах по переходу к рыночным отношениям», которым в 1991 году устанавливалось право предприятий отпускать продукцию оптом на основе договорных цен. В целях же недопущения резкого повышения цен правительством определялся предельный уровень рентабельности, сверх которого прибыль должна была изыматься в союзный и республиканский бюджеты. Договорные цены разрешалось устанавливать не на все категории товаров и сырья. Против запланированного повышения цен в Свердловской области выступил ряд руководителей крупных промышленных предприятий, в том числе директор завода имени Калинина, председатель ассоциации госпредприятий СССР Александр Тизяков и генеральный ди­ректор производственного объединения «Пневмостроймашина», председатель обла­стной ассоциации директо­ров Владимир Семенов. Свой протест производственники объяснили заботой о социальной защите населения, а также беспокойством по поводу возможного роста общественных конфликтов. Облисполком, руководствуясь распоряжением Совета Министров РСФСР, запретил продажу в коммерческих магазинах по ценам, превышающим государственные, товаров для детей, товаров массового спроса оте­чественного производства и продовольственных то­варов.

Верховный Совет РСФСР для перехода республики к рынку принял за основу программу «500 дней», которая противоречила программе перехода к рынку, которой руководствовалось руководство СССР. По словам председателя Верховного Совета РСФСР Бориса Ельцина, основные усилия союзного руководства были направлены на недопущение экономической основы суверенитета РСФСР: в промышленности РСФСР на предприятия союзного подчинения приходилось 70% объема производства, основ­ные отчисления от прибыли по-прежнему шли в союзный бюджет, бо­лее 90% экспорта российских предприятий осуществлялось внешнеэконо­мическими организациями со­юзных министерств и ве­домств, в бюджет России не производились отчисления от валютной выруч­ки по поставкам основной экс­портной продукции (нефть, газ, нефтепродукты). Верховный Совет РСФСР принял решение о вынесении недоверия Совету Министров СССР. При этом, по словам Ельцина, его разногласия с Горбачевым не касались принципиальных позиций, а заключались только в «приверженности разным темпам движения вперед».

 

По мнению первого секретаря Свердловского обкома КПСС Владимира Кадочникова, принятый Верховным Советом СССР в 1990 году Закон «О налогообложении прибыли» поставил государственные предприятия в самые что ни на есть худшие условия по сравнению с другими экономическими формами. Меры по ограничению денежной массы в обращении и стабилизации финансов, предполагавшиеся президентской программой, оставляли многие предприятия области, в том числе такие как «Уралмаш», «Пневмостроймашина», Свердловский камвольный комбинат и другие, не только без средств для развития на ближайшие годы, но не обеспечивали и минимального дохода для покрытия текущих расходов. Кадочников делал вывод, что велика опасность разрушения предприятий, определяющих уровень развития страны и ее технический потенциал.

Председатель Ассоциации го­сударственных предприятий СССР, генеральный директор свердловского НПО «Машиностроительный завод имени Калинина» Александр Тизяков сообщал, что республики закрывают границы, устраивают на доро­гах таможни и контрольно-пропускные пункты, в результате чего разрушаются хозяйственные связи.

Председатель КГБ СССР Владимир Крючков заявлял, что в этих условиях не избежать восстановления по старой схеме утраченных связей в экономической жиз­ни страны, подчеркивая, что это временная, но неизбежная мера.

 

В январе 1990 года было принято постановление Совета Министров СССР и Совета Министров РСФСР «О проведении в Свердловской области в 1990 году экспериментальной отработки механизма хозяйствования на основе самоуправления и самофинансирования». Сообщалось, что проведение в Свердловской области подобного эксперимента в полном объеме стало возможным благодаря активной работе свердловских народных депутатов СССР во главе с Владимиром Волковым, а также благодаря внимательному отношению к нуждам свердловчан председателя Совета Министров СССР Николая Рыжкова, который являлся уроженцем Свердловской области и долгое время проработал в регионе.

С 1990 года облисполком получил право (и делегиро­вал его на уровень городов и районов) самостоятельно оп­ределять состав и структуру органов управления подве­домственным хозяйством, чис­ленность работников, расходы на содержание этих органов в пределах заработанных средств. Если до эксперимента из 11 млрд рублей дохода, создаваемого на территории Свердловской области, в областной консолидированный бюджет попадало лишь 1,1 млрд, то с 1990 года бюджет об­ласти начал располагать суммой в 2,7 млрд рублей. Соответст­венно увеличились бюджеты городов и районов. Некоторые расходы, которые раньше финансиро­вались из республиканского и союзного бюджетов, с 1990 года начали обеспечиваться из средств городов, районов, об­ласти. Намного повысилось значение внебюджетных фондов, которые могли создавать Советы и их исполнительные органы. Особенно выгодным стало произ­водство товаров народного потребления без привлечения централизованных капиталь­ных вложений и централизо­ванно распределяемых мате­риально-технических ресурсов. В этом случае весь объем произведенной продукции ос­тавался в распоряжении мест­ных Советов и трудовых кол­лективов, проявлявших такую инициативу. Советы начали получать 10% валюты, зарабатываемой предприятиями, находившимися в их ведении. В августе 1990 года Свердловский облисполком получил право самостоятельно продавать за рубеж 5% производимой в области продукции (более 1 млрд рублей). В сентябре 1990 года Свердловскому облисполкому было разрешено про­ведение в 1990-1991 годах бартерного обмена с зарубежными партнерами продукции, произведенной сверх государст­венного заказа и договорных обязательств, и отходов производства на сумму до 2 млрд долларов, что считалось огромной по тем временам суммой. Крупнейшие государственные объединения, осуществлявшие внешнеэкономическую деятельность, оперировали меньшими суммами (до 1,5 млрд долларов). Торгуя через представительство МВЭС в Свердловской области, предприятиям оставалось 15%. От бартерных же сделок предприятиям должно было оставаться 50%, а 50% - территории. Предполагалось, что по бартеру будут приобретаться не только и не столько товары народного потребления, сколько передовые технологии. Лицензированием предприятий, которым предоставлялось право бартерных сделок, должен был заниматься отдел бартера облисполкома.

Но сохранились и некоторые негативные моменты. Например, политика государственного заказа производства товаров предприятиями в том числе и местной промышленности продолжала осуществляться центральными ор­ганами. А это значило, что в случае дополнительного производства товаров народного потребления свердловскими предприятиями по инициативе местных Советов это необязательно могло привести к сокращению дефицита товаров на рынке, поскольку центральные органы власти могли соответственно сократить поставки этих товаров в Свердловскую область из других регионов, чтобы сократить дефицит где-нибудь в другом месте, где работали не столь хорошо.

Председатель облисполкома Эдуард Россель обозначал в качестве значимой проблемы нежелание предприятий области учитывать интересы региона. В своей деятельности предприятия ориентировались только на запросы своих министерств. Предлагалось наряду с госзаказом ввести для предприятий территориальный заказ, неисполнение которого будет караться штрафными санкциями.

 

В 1990 году в области сохранялся дефицит продовольствия, особенно по мясным продуктам. Несмотря на грозные указания союзного центра, регионы-поставщики продовольствия не отгружали в адрес Свердловской области продукты или отгружали, но гораздо меньше необходимого объема. Многие регионы предлагали отгружать продовольствие по бартеру в обмен на другие дефицитные товары. Свердловский городской Со­вет народных депутатов направил обращение Президенту СССР Михаилу Горбачеву, Председателю Совета Министров СССР Николаю Рыжкову и Председателю Совета Министров РСФСР Ивану Силаеву, в котором заяви­л, что в случае продолжа­ющегося бездействия союзно­го и республиканского прави­тельств в обеспечении Сверд­ловска фондовыми поставками Совет будет вынужден пред­принять любые меры, вплоть до прекращения поставок предприятиями города про­дукции по госзаказу. Через несколько месяцев в том же 1990 году аналогичное заявление направил и областной Совет народных депутатов.

 

Постановлением Совета Министров СССР от 11 декабря 1989 года на 1990 год было введено лицензирование экспорта товаров народного потребления и основных видов сырья для их производства, осуществляемого всеми советскими участниками внешнеэкономических связей. Выдачу лицензий осуществляло Министерство внешнеэкономических связей СССР (МВЭС СССР), уральское региональное управление которого находилось в Свердловске. Экспорт указанных товаров допускался в пределах квот. Разрешался экспорт только собственной продукции и импорт продукции только для своих нужд. Для проведения посреднических операций необходимо было получить разрешение МВЭС СССР. Заявлялось, что таким образом правительство стремится поощрять предприятия активно развивать собственную производственную деятельность и не сосредотачивать свои усилия преимущественно на скупке различных товаров на внутреннем рынке СССР за рубли с последующей перепродажей их за рубежом, что нередко приносило сверхприбыли только за счет разницы в ценах, а за границу уходило сырье, в котором нуждалась советская промышленность. В реальности, государственные ограничения зачастую приводили к тому, что право на посреднические внешнеторговые операции, приносящие сверхприбыли, доставалось ограниченному кругу лиц, имевшему связи в органах государственной власти.

В 1990 году в Свердловской области действовало четыре совместных предприятия, зарегистрированных на территории региона:

- со­ветско-китайское «Харбин»;

- советско-швейцарское «ИнтерУрал»;

- советско-шведское «Интермет»;

- советско-британ­ское «Урал».

Кроме этого, за рубежом активно работали внешнетор­говое объединение ПО «Уралмаш» и фирма Уральского отделения Академии наук СССР.

В 1990 году в Свердловске Общество советско-китайской дружбы возглавил заведующий кафедрой «Графика и детали машин» Свердловского сельскохозяйственного института Блюхер Василий Васильевич - сын маршала В.К.Блюхера, бывшего в 1920-е годы главным военным советником в Китайской республике. При Обществе было создано советско-китайское совместное предприятие «Урал-Харбин» («Урхар»). Кроме этого, в регионе была зарегистрирована Ассоциация де­лового сотрудничества с Китаем и странами Юго-Восточной Азии, президентом которой стал заместитель председателя Свердловскглавснаба Алексей Страхов.

 

В 1990 году в Свердловской области кроме отделений государственных банков СССР, которые кредитовали крупные промышленные предприятия, активно действовали пять ком­мерческих банков, из них один кооперативный, которые кредитовали небольшие предприятия и кооперативы:

- КУБ-банк;

- Уралкомбанк;

- Старт-банк;

- Средуралбанк;

- Полярэксбанк (кооперативный).

По состоянию на 1 июня 1990 года эти банки, созданные в 1989 году, привлекли средств предприятий, организаций и населения на счета во вклады и депозиты порядка 94 млн рублей, займы у других банков составили 56 млн. Коммерческие банки предоставили предприятиям, организациям и кооперативам кредитов на 136 млн. рублей.

В Свердловской области была крупнейшая в СССР сеть отделений Промстройбанка СССР в связи с тем, что регион был крупнейшим индустриальным узлом страны. Процентная ставка в государственных банках была гораздо ниже, чем в коммерческих, которые выдавали кредиты под 18% годовых, но в коммерческих банках кредит можно было получить проще и быстрее. На перечисление средств через госбанки СССР уходило от 18 до 30 дней, что было абсолютно несопоставимо с западными банками, где на перечисление средств затрачивалось 3 минуты. Одна из главных причин этого – недостаточная компьютеризация банковской сферы в СССР, которая обеспечивалась компьютерной техникой едва ли не в последнюю очередь. В 1990 году отделение Промстройбанка СССР в Свердловской области обрело новый статус - государственно-коммерческого Уралпромстройбанка.

В июне 1990 года обком КПСС выступил в числе соучредителей коммерческого банка под названием Европейско-Азиатский коммерческий банк («Евроазиякомбанк»). Заявлялось, что партийные деньги не должны лежать мертвым грузом, а прибыль от их выгодного оборота пойдет на укрепление партийной работы.

 

В июле 1990 года Кировским райисполкомом Свердловска была зарегистрирована Свердловская товарная биржа. Это было общество с ограниченной ответственностью, учредителями которого стали планово-экономическое управление облисполкома, территориальное межотраслевое управление облисполкома, Кировский райисполком и коммерческая фирма «Контур» территориального межотраслевого объединения облисполкома. Предполагалось, что биржа будет местом установления прямых связей между предприятиями.

В октябре 1990 года министр внешних экономических связей РСФСР Виктор Ярошенко провел в Свердловске учредительную конференцию торгово-промышленной палаты России, которая была призвана содействовать развитию внешних экономических связей российских предприятий.

 

Для решения задач денационализации экономики (приватизации) в сфере общественного питания и торговли при областном Совете народных депутатов был создан областной комитет по управлению государственным имуществом. Его председателем был избран председатель Кировского райисполкома Свердловска Владимир Соколов.

 

В некоторых областях коммерческой деятельности, рэкет стал привычным явлением. По словам руководства Управления КГБ по Свердловской области, если раньше рэкетиры хватали мертвой хваткой тот или иной кооператив, требуя громадную сумму, то в 1990 году они накрывали большое количество кооперативов, требуя от них умеренной платы в размере 1,5-2 тыс. рублей ежемесячно. Из-за увеличившегося количества кооперативов сумма доходов преступников не уменьшилась. Сложность заключалась в том, что многих такая ситуация устраивала. Кооператоры приходили в органы только тогда, когда рэкетиры чрезмерно завышали требования из-за растущих аппетитов.

Возможно, нежелание кооператоров обращаться в правоохранительные органы было обусловлено не совсем законной деятельностью самих кооператоров, что во многом было вызвано проблемой тотального дефицита. По словам руководства областных органов БХСС, многие начинающие бизне­смены пытались решить орга­низационные и снабженческие проблемы исключительно за счет подкупа или скупки кра­денного, что влекло за собой слияние общеуго­ловной и экономической пре­ступности. Кроме этого, за рамки законов кооператоры зачастую выходили невольно из-за «правовой чехарды», когда поспешно при­нимаемые законы о коопера­ции, индивидуальной трудовой деятельности, о нетрудовых доходах противоречили друг другу и существовавшему уголовному законодательству. При этом правоприменители и правоохранители трактовали эти законы так, как им было удобно.

Активно занимались рэкетом и сами сотрудники правоохранительных органов. Получило широкую известность убийство офицером отдела БХСС ОВД Ленинского района Свердловска своего помощника из-за того, что они не поделили вещи, конфискованные у спекулянтов. Аналогичная практика наблюдалась и в судебной системе, где судьи похищали конфискованный дефицит, используя судебных приставов.

По словам руководства областной прокуратуры, одной из причин роста преступности было расслоение общества на бедных и богатых. Воры, мошенники и рэкетиры заявляли, что восстанавливают социальную справедливость – «щиплют» торгашей, барыг, кооператоров. Определенная часть населения относилась к таким заявлениям едва ли не сочувственно из-за собственного тяжелого материального положения. Кроме этого, Средний Урал был напичкан исправительно-трудовыми учреждениями. Сюда свозили осужденных чуть ли не со всей страны. Отбыв наказание, многие из них здесь и оседали.

В конечном итоге, рост преступности обусловливался общей политико-экономической ситуацией в стране и остановить его силовыми мерами было невозможно.

В 1989-1990 годах под руководством Олега Леонидовича Вагина оформилась организованная преступная группа «Центр». Это первая крупная свердловская ОПГ, которая была создана за пределами традиционной уголовной иерархии. Сделав первоначальный капитал на грабежах, рэкете, продаже угнанных автомобилей, экономические интересы «центровых» стали распространяться на сферы экспорта металлов, драгоценных камней, леса, импорта товаров народного потребления и вычислительной техники.

В 1990 году было создано Свердловское областное отделение  Союза ветеранов Афганистана под руководством Владимира Лебедева. Данной общественной организации государством были предоставлены таможенные и налоговые льготы, а также квоты на экспорт природных ресурсов с целью создания экономической базы для поддержки ветеранов войны в Афганистане. Лидерами «афганского» движения стали бывшие офицеры, имевшие боевой опыт, в результате чего «афганцы», активно использовавшие силовые методы предпринимательства, стали играть роль одной из крупнейших ОПГ в Свердловской области. Среди руководителей «афганского» движения были не только армейские офицеры, но и бывшие сотрудники МВД и КГБ, которые могли использовать свои связи в государственных силовых структурах.

К 1990 году оформилась ОПГ «Уралмаш» под руководством братьев Григория и Константина Цыгановых. С начала 1980-х гг. братья Цыгановы занимались вымогательством, крупными квартирными кражами и разбойными нападениями на граждан. В середине 1980-х годов под руководством уголовников они реализуют мошеннические схемы при покупке автомобилей и к 1987 году зарабатывают себе авторитет в криминальной среде. С возникновением кооперативного движения Цыгановы начинают заниматься рэкетом, опираясь на бывших спортсменов. В 1990 году группировка насчитывала около 50 человек и начала влиять на криминальные процессы, а потом и управлять ими в Орджоникидзевском районе Свердловска, где располагался машиностроительный гигант «Уралмашзавод».

Таким образом, к 1990 году в Свердловской области были представлены 4 крупных преступных сообщества: «синие» (традиционные уголовники, управляемые «ворами в законе»), ОПГ «Центр», «афганцы» и ОПГ «Уралмаш». Вначале эти сообщества характеризовались единоначалием. Впоследствии, в ходе криминальных войн, когда погибли наиболее авторитетные руководители, сообщества стали в большей степени представлять собой конгломерат криминальных групп, подчиняющихся своим локальным лидерам.

 

 

В 1990 году появилось сообщение о том, что выявлен первый носитель СПИДа в Свердловской области – «гомосексуалист из богемы».

 

 

__________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Если вы хотите дополнить или опровергнуть информацию, помещенную на данном сайте, присылайте имеющиеся у вас сведения по адресу mail@elitehistory.info