Перейти на главную страницу

 

Усоян Аслан Рашидович («дед Хасан»)

 

 

Родился 27 февраля 1937 года в Тбилиси (Грузия). По национальности – езид.

Окончил школу и в 19 лет получил свой первый срок за сопротивление сотрудникам милиции – 1,5 года лишения свободы. Затем Верховный суд Грузинской ССР в 1956 году переквалифицировал уголовное дело, и Усояна выпустили на свободу «по отбытию срока с зачетом рабочих дней». Однако гулял он недолго. 15 января 1959 года Сталинский районный суд Тбилиси приговорил Усояна за грабеж к пяти годам лишения свободы (освобожден условно-досрочно).

По сведениям, опубликованным в Интернете, Аслан Усоян в конце 1950-х годов начал заниматься рэкетом теневых предпринимателей (цеховиков) в Грузии вместе с «вором в законе» Ило Девдариани, который, якобы, одним из первых освоил этот вид преступного бизнеса. В первой половине 1960-х годов Девдариани был убит.

28 декабря 1966 года Аслан Усоян снова оказался на скамье подсудимых. Теперь уже суд Октябрьского района Тбилиси приговорил его за спекуляции к 3  годам лишения свободы. 24 июня 1968 года Усоян был освобожден условно-досрочно по постановлению нарсуда Цулукидзевского района Грузии.

 

Разные источники опубликовали разные данные, когда именно Аслан Усоян получил титул «вора в законе»: в 1957 году (от «вора в законе» Ило Девдариани), в 1963 году, во время отсидки в 1966-1968 годах.

 

3 августа 1984 года Усоян вновь предстал перед Верховным судом Грузинской ССР за продажу уроженцам Узбекистана поддельных золотых монет и был осужден на 15 лет лишения свободы. Срок отбывал в Тбилиси (Грузия), Тобольске (Тюменская область), Красноярском крае, Омской области. В 1989 году Усоян отбывал наказание в колонии «Белый лебедь» (Пермский край). Публиковалась информация, что в этой колонии в те годы проходили обработку криминальные авторитеты, которых заставляли сотрудничать с органами власти. В 1990 году из колонии «Белый лебедь» Усояна перевели для дальнейшего отбытия наказания в Свердловскую область. По решению Нижнетагильского суда 28 декабря 1991 освобожден условно-досрочно.

 

Публиковалась информация, что во время отбытия срока в ИТК-17 Свердловской области Дед Хасан подчинил своему влиянию практически весь тюремный мир Урала. Оперативный отдел Управления исправительных дел УВД Свердловской области под видом оперативного контакта заключил с Усояном негласное соглашение, что тот, используя свой авторитет среди заключённых, обеспечит порядок в семи исправительных учреждениях Нижнего Тагила.

 

Отбывая срок, Усоян «короновал» нескольких «воров», в том числе своего племянника Темури Мирзоева по кличке Тимур Тбилисский (в 2000-х годах СМИ начали именовать его Тимуром Свердловским). Сообщалось, что процедура коронования Мирзоева состоялась осенью 1989 года в одном из помещений следственного изолятора. Мирзоев стал представителем Усояна «на воле» в Свердловской области. Поддержку Темури Мирзоеву в Свердловской области оказал теневой коммерсант Игорь Тарланов. Тарланов по национальности был ассирийцем, а Усоян и Мирзоев – езидами. Между ассирийцами и езидами исторически сложились тесные связи, в том числе, возможно, и родственные, что и обусловило партнерство Усояна и Мирзоева с Тарлановым.

В конце 1980-х годов государство разрешило гражданам заниматься частным предпринимательством в форме кооперативов. Недостаточно хорошо проработанная нормативная база и слабость государственного контроля привели к расцвету преступности в этой сфере. Многие кооператоры сознательно или нет нарушали законы, вследствие чего для решения проблем им приходилось обращаться не в правоохранительные органы, а в криминальные структуры. Число этих кооператоров было так велико, что старой криминальной структуры, собиравшей «дань» с «цеховиков» стало недостаточно.  Для «крышевания» и сбора дани с кооператоров Темури Мирзоев создал собственную группировку, штабом которой служил свердловский ресторан «Космос», подконтрольный Игорю Тарланову. В тесной связи с группировкой Мирзоева и Тарлановым действовала ОПГ «Центр» Олега Вагина, в которую активно привлекались спортсмены и бывшие сотрудники государственных силовых структур. Вполне возможно, что ОПГ «Центр» была изначально создана при поддержке Усояна и Тарланова.

Публиковалась информация, что Усоян имел отношение к поставкам наркотиков из Узбекистана в Свердловскую область, откуда наркотики поставлялись в другие российские регионы. Сообщалось, что партнерами Усояна в Ташкенте были Салим Абдувалиев и Гафур Рахимов. Возможно, вследствие этой связи в Свердловской области начали активно действовать уроженцы Узбекистана Михаил Черной и Искандар Махмудов, результатом чего стало создание одной из крупнейших финансово-промышленных групп Свердловской области – Уральской горно-металлургической компании.

 

В 1991 году в Екатеринбурге началась война между криминальными группировками. Главными противоборствующими сторонами назывались ОПГ «Центр» Олега Вагина и ОПГ «Уралмаш» братьев Цыгановых. В марте 1992 года в разгар этой войны Аслан Усоян вышел на свободу. В мае 1992 года был застрелен партнер Усояна Игорь Тарланов. Публиковалась информация, что в августе 1992 года влиятельные свердловские авторитеты Кукла (Сидоренко Виктор Борисович) и Боженька осудили действия Усояна, приведшие к волне насилия. В СМИ в качестве версий причин криминальной войны называлось противостояние новой волны криминальных авторитетов (спортсменов) с авторитетами старой формации – ворами в законе. Однако это вряд ли соответствует действительности. Так, например, лидеры ОПГ «Уралмаш» в борьбе с кланом Аслана Усояна поддерживали другого вора в законе - Короглы Мамедова (Каро), который, кстати, так же как и Усоян был езидом по национальности.

 

В июне 1992 года в Нижнем Тагиле Короглы Мамедов принял участие в «коронации» свердловского криминального авторитета Трофимова Андрея Анатольевича (Трофа). Впоследствии, Андрей Трофимов будет находиться в тесной связи с Короглы Мамедовым. Судя по тому, что в «коронации» Трофимова принимал участие и Аслан Усоян, конфликта между Усояном и Мамедовым еще не было, хотя в то время уже бушевала война между екатеринбургскими ОПГ «Центр», в создании которой, вероятно, принял участие Усоян, и ОПГ «Уралмаш», союзником которой впоследствии станет Мамедов.

 

Публиковалась информация, что после освобождения Усоян немного пожил в Екатеринбурге, затем официально прописался в Городовиковске (Калмыкия), но большую часть времени проводил в Москве и на Северном Кавказе. Сообщалось, что в Москве клан Усояна лоббировал влиятельнейший «вор в законе» Рафаэл Багдасарян (Рафик Ереванский или Раф Сво), умерший в июне 1993 года.

 

В 1994 году Аслан Усоян переехал в Санкт-Петербург. Публиковалась информация, что поддержку Усояну в Санкт-Петербурге оказал криминальный авторитет Константин Яковлев («Костя-могила»), но, вероятно, более значимой была поддержка ассирийца Жоржа Авдышева, которого называли помощником заместителя председателя Законодательного Собрания Санкт-Петербурга и который был братом криминального авторитета Жюльверна Авдышева. Возможно, переезд Аслана Усояна из Екатеринбурга в Санкт-Петербург произошел благодаря тесным связям между ассирийскими диаспорами этих городов.

 

30 мая 1995 года в Москве в рамках уголовного дела № 30010 Усоян задерживался сотрудниками РУБОПа г. Санкт-Петербурга и УОП Минвод. Во время обыска по месту жительства оперативники изъяли около двух килограммов золота и 380 тыс. долларов США.

Сам Усоян неоднократно заявлял, что является простым пенсионером и в криминальных делах не участвует.

 

После ареста в июне 1995 года в США «вора в законе» Вячеслава Иванькова (Япончик), Аслан Усоян стал формальным держателем воровского общака и одним из самых влиятельных авторитетов криминального мира постсоветского пространства. К ближайшему кругу Аслана Усояна относили Вячеслава Иванькова (Япончик), Датико Цихелашвили (Дато Ташкентский), Алимжана Тохтахунова (Тайванчик), Евгения Васина (Джем).

 

У Короглы Мамедова был младший брат Мириан Мамедов (Мирон), который также был «вором в законе». В феврале 1995 года Мириан Мамедов собрал сходку в Москве, на которой поставил вопрос о лишении звания «вора в законе» Захария Калашова (Шакро-молодой), входящего в клан Аслана Усояна, из-за того, что он занимается наркобизнесом. Возможно, причиной конфликта между Мамедовым и Усояном стало обострение отношений между вором в законе Аксеном (Аксенов Сергей Михайлович – «измайловская» ОПГ в Москве) и Захарием Калашовым. Публиковалась информация, что причиной конфликта между Аксеновым и Калашовым послужил дележ алюминиевого бизнеса. В январе 1996 года в Москве Мириан Мамедов был убит. Утверждалось, что причиной убийства послужила вражда клана Мамедовых с кланом Аслана Усояна. После убийства Мириана Мамедова на воровской сходке было принято решение, что «смотрящим» Самарской области вместо него будет вор в законе Анзор под кураторством Захария Калашова. С учетом этого, возможно, что настоящей причиной конфликта между Мамедовым и Калашовым был вопрос контроля за Самарской областью, где располагался крупнейший автомобильный завод АвтоВАЗ, который служил источником доходов в том числе и для криминальных группировок. Еще одной версией причин начала криминальной был конфликт между Асланом Усояном и Рудольфом Огановым (Рудик Бакинский) после смерти в 1993 году признанного криминального авторитета Рафаэла Багдасаряна, покровительствовавшего Усояну.

Следует отметить, что значительную часть криминальных авторитетов примкнувших к той или иной стороне конфликта можно условно разделить по их «национальной ориентации» на Армению или Азербайджан, зачастую независимо от их реальной национальной принадлежности. Так в клане Аслана Усояна преобладали криминальные авторитеты с фамилиями армянскими по происхождению (окончание фамилий на -ян). А на стороне Короглы Мамедова преобладали криминальные авторитеты с фамилиями азербайджанскими по происхождению либо значительное время прожившие в Азербайджане (до начала армяно-азербайджанского конфликта). Часть отчества (а в случае с самим Короглы Мамедовым имени) Оглы указывает на его азербайджанское происхождение. Рудольф Оганов, находившийся на стороне Мамедова, хоть и был армянином по национальности, но значительную часть жизни прожил в Азербайджане и получил прозвище Рудик Бакинский. Кроме этого, среди врагов Аслана Усояна упоминались и собственно азербайджанские криминальные авторитеты, например, Ровшан Джаниев. Вполне возможно, что условно «армянские» и условно «азербайджанские» кланы езидских криминальных авторитетов существовали давно, но до определенного времени между ними было перемирие, а в середине 1990-х годов противоречия привели к началу криминальной войны.

В июне 1997 года на воровской сходке в Сочи Короглы Мамедов поставил «воровской» авторитет Усояна под сомнение в связи с тем, что он занимается наркобизнесом и поставками технического спирта для изготовления фальсифицированной водки.

 

В июле 1996 года Усоян был задержан сотрудниками питерского РУОПа в автомобиле околокриминального предпринимателя Жоржа Авдышева. При Усояне был найден пистолет ТТ, а в его квартире – крупная сумма денег (в то же самое время в Москве был задержан сын Усояна). В короткие сроки за Усояна был внесён крупный денежный залог, и он вышел на свободу. На время Усоян был вынужден уехать из Петербурга, но вскоре вернулся.

 

В 2001 году двоюродный племянник Усояна Борис Пашаев, работавший в одном из московских подразделений МВД по борьбе с организованной преступностью, был обвинен в разбое, превышении полномочий и изнасиловании, после чего бежал в Грузию. Усоян часто пользовался услугами Пашаева по дискредитации конкурентов: тот добывал для Усояна компрометирующие фото «авторитетов», отбывавших срок, или подбрасывал оружие и наркотики тем, кто мешал Усояну на свободе. Несмотря на то, что Пашаев был объявлен в розыске по линии МВД России, в Грузии он устроился адвокатом.

Утверждалось, что Аслан Усоян имеет обширные связи среди коррумпированных чиновников, сотрудников ФСБ и МВД.

 

В 2004 году лидер ОПГ «Уралмаш» Александр Хабаров собрал сходку лояльных ему криминальных авторитетов в центре Екатеринбурга. В ходе своего выступления Хабаров заявил, что поддерживает криминальных авторитетов Трофу (Андрея Трофимова) и Каро (Короглы Мамедова) и не потерпит попытки раскороновать их со стороны Аслана Усояна. Среди тех, кто «мутит» против Трофы и Каро Хабаров упомянул Тимура (Темури Мирзоева), Авто (Автандила Кобешавидзе) и Казаряна (Эдуарда Казаряна), которого Хабаров особо отметил как разжигателя криминальных разборок. Среди договороспособных авторитетов Хабаров упомянул лидера ОПГ «Центр» Вараксина. Демонстративная сходка в центре Екатеринбурга и упоминание о нежелательности разжигания межнациональных конфликтов, вероятно, была адресована федеральному центру и государственным силовым структурам, чтобы те приняли меры и потушили конфликт в зародыше. Но расчет Хабарова оказался неверным. Правоохранительные органы в первую очередь ударили не по находящимся в тени Усояну и Казаряну, а по посмевшему вынести конфликт в публичную плоскость Александру Хабарову. Он был обвинен в принуждении к сделке с акциями «Банка24.ру» и доведен до самоубийства в СИЗО в январе 2005 года. Не вполне ясна во всей этой истории роль лидера ОПГ «Центр» Александра Вараксина, который тоже проходил обвиняемым по делу с акциями банка, но вышел сухим из воды. Высказывалась версия, что Вараксин на самом деле не конфликтовал с Усояном и Казаряном, а подыгрывал им, завлекая в ловушку Александра Хабарова.

Среди московских криминальных авторитетов Александр Хабаров заявил о поддержке Аксену (Аксенов Сергей Михайлович – «измайловская» ОПГ) и Байко (Кутателадзе Сергей Николаевич), которые находились в конфликте с криминальными кланами Аслана Усояна и Захария Калашова.

Следует отметить, что Хабаров пытался разыграть национальную карту, заявляя, что защищает Екатеринбург от экспансии кавказских криминальных авторитетов. И некоторые СМИ подхватили эту тему, преподнося конфликт как разборки между кавказскими и славянскими криминальными авторитетами. В реальности же, конфликт, вероятно, был между двумя езидскими кланами – кланом Аслана Усояна и кланом Короглы Мамедова, в котором Александр Хабаров выступил на стороне Мамедова.

 

Когда летом 2005 года в Москву вернулся Вячеслав Иваньков (Япончик), именно Усоян предоставил ему денежное довольствие в виде доли в бизнесе и отчисления из воровской кассы (славянские группировки и «авторитеты» ограничились лишь выражением дани уважения и признанием прошлых «заслуг»). Следует отметить, что Вячеслав Иваньков был женат на ассирийке, в связи с чем имел прозвище Ассирийский Зять. Как уже отмечалось выше, езиды, к которым относился Аслан Усоян имеют тесные связи с ассирийцами.

 

В мае 2006 года в Объединённых Арабских Эмиратах был арестован и экстрадирован в Испанию «вор в законе» Захарий Калашов (Шакро Молодой), как и Усоян, происходивший из семьи езидов. Раздел его огромной бизнес-империи в России и Западной Европе вылился в конфликт между кланами Усояна, вставшего на сторону Лаши Шушанашвили (Лаша Руставский), и другого влиятельного «вора в законе» - Тариэла Ониани (Таро). К этому времени фактической штаб-квартирой Усояна являлся отдельный кабинет в московском ресторане «Старый фаэтон» на Большой Никитской улице. Здесь он принимал посетителей, в том числе высокопоставленных сотрудников МВД и ФСБ, разрешал криминальные и коммерческие споры.

 

Параллельно с войной против клана Ониани в 2009 году Усоян вмешался в другую кровопролитную войну между двумя воровскими кланами за контроль над овощным рынком Москвы. С одной стороны конфликта находился клан «вора в законе» Бахыша Алиева (Ваха), которого поддержал Аслан Усоян. Им противостоял клан «вора в законе» Ровшана Джаниева (Ровшан Ленкоранский), который за время нахождения в заключении Вахи прибрал к своим рукам многие активы и фактически установил контроль над оптовым рынком зелени московского региона.

 

Вечером 16 сентября 2010 года в Москве на Тверской улице во дворе дома 12/7 на Аслана Усояна было совершено покушение. Он приехал навестить сына Нодари, проживавшего в этом корпусе, а по другим данным - давно жил в этом доме, оформив квартиру на сына. ... После покушения Усоян на время отошёл от дел. Он проживал в одном из особняков в Люберцах, который принадлежал братьям-«законникам» Пипия, и передал свои полномочия близкому «вору в законе» Лаше Шушанашвили (Лаша Руставский). Согласно оперативной информации, основными конфликтными сферами, из-за которых могли покушаться на Усояна, являлись финансовые потоки вокруг строительства олимпийских объектов в Сочи и территория, на которой ранее располагался Черкизовский рынок, закрытый властями в 2009 году. Кроме того, многие источники указывали на вражду и взаимные обвинения, возникшие в криминальном мире после ранения и смерти Япончика. Окончив лечение, Усоян передвигался исключительно в бронированном автомобиле, в окружении группы телохранителей из числа езидов и армян.

 

В мае 2012 года под Анапой во время задержания скончался «вор в законе» Мерали Мусоян по кличке Омар. Этот езид был близким другом Усояна и одним из самых влиятельных «авторитетов» Краснодарского края. После этого позиции Усояна пошатнулись, а сам он замкнулся и стал желать только спокойной жизни. Почти всеми делами клана управляли его племянники Дмитрий Чантурия (Мирон) (интересы в Ярославле и Подмосковье) и Темури Мирзоев (Тимур Тбилисский или Тимур Свердловский) (интересы в Екатеринбурге), а также племянники Око и Тенгиз (интересы в Москве, в том числе сеть магазинов, и водочный бизнес в Краснодарском крае). Юрий Усоян (Юра Лазаревский) контролировал положение дел в Краснодарском крае, а езид Гади Калоян (Оник) представлял интересы клана в Казахстане. «Коронованный» Усояном «вор в законе» Юсиф Алиев по прозвищу Юська или Юсиф Бакинский курировал азербайджанскую общину Москвы и продажу овощей и фруктов на столичных рынках. Езидскую общину курировал другой друг Усояна – помирившийся с ним «вор в законе» Валерий Фаризов (Валера Тбилисский или Валера Курд).

 

По данным итальянской полиции, 18 сентября 2012 года Мераб Джангвеладзе (Мераб Сухумский) собрал своих ближайших сподвижников в Риме обсудить затяжную войну с кланом Аслана Усояна. По некоторым данным, на «сходке» присутствовали также враги Усояна из других кланов, в том числе «воры в законе» Ровшан Джаниев и Джемал Микеладзе по кличке Джемо, входившие в руководство так называемой «объединенной оппозиции». В ходе телефонного разговора с Ониани, который на тот момент находился в местах лишения свободы, «законники» приняли решение ликвидировать Аслана Усояна.

Аслан Усоян был убит в январе 2013 года.

 

Сначала сообщалось, что новым лидером клана Аслана Усояна стал его племянник, молодой «вор в законе» Дмитрий Чантурия (Мирон). Но впоследствии утверждалось, что преемником Усояна стал другой его племянник Темури Мирзоев (Тимур Тбилисский), которого к этому времени уже называли Тимуром Свердловским в связи с тем, что он представлял интересы Усояна преимущественно в Свердловской области.

После смерти Мирзоева в январе 2014 года главенствующее место в клане Аслана Усояна занял Захарий Калашов (Шакро Молодой), который в октябре 2014 года вернулся в Россию из Испании.

 

 

Семья

Несмотря на запрет ворам в законе иметь семью, у Аслана Усояна была гражданская супруга – Дульша Авдоева (1937 года рождения). Она родила Усояну двоих детей – Нодари (1962 г.р.), который ранее работал директором супермаркета «Столичный» и является учредителем нескольких коммерческих структур, и дочь Нуну (1960 г.р.). Возможно, наличие семьи Усояна связано с тем, что он был коронован вором в законе уже после рождения детей.

 

 

Дата актуализации информации: 2017 год

 

______________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Если вы хотите дополнить или опровергнуть информацию, помещенную на данном сайте, присылайте имеющиеся у вас сведения по адресу mail@elitehistory.info

 

Для оказания финансовой помощи сайту можно перечислить средства на кошелек Яндекс.Деньги 410019083426974