Перейти на главную страницу

 

Классификация групп политико-экономической элиты Свердловской области в 1990 году

 

 

 

«Центробежные»

 

«Интеллигенция»

«Центробежные интеллигенты»:

Геннадий Бурбулис (Верховный Совет РСФСР)

Юрий Самарин (Свердловский горсовет)

Валерий Скрипченко (ЦНТТМ «Свердловск»)

Лариса Мишустина (Верховный Совет РСФСР)

 

«Центробежные производственники»:

Борис Ельцин (Верховный Совет РСФСР)

Юрий Петров (МИД СССР)

Эдуард Россель (облисполком)

 

 

 

«Производственники»

 

«Центростремительные интеллигенты»:

Владимир Житенев (ЦК КПСС)

Валерий Чичканов (УрО АН СССР)

 

 

 

«Центростремительные производственники»:

Александр Тизяков (МЗИК)

Владимир Кадочников  (Свердловский горком КПСС)

Аркадий Чернецкий (Уралхиммаш)

Яков Рябов (МИД СССР)

Олег Лобов (ЦК Компартии Армении)

 

 

«Центростремительные»

 

 

Описанная ниже классификация групп свердловской элиты имеет преимущественно идеологическое основание. Отдавая должное значимости родственных и дружеских связей, мы исходили из предположения, что более значимым основанием для формирования влиятельных групп элиты являются мировоззренческие установки, которые являются более сплачивающим фактором для элитных групп, а значит более важным фактором успеха в конкуренции за власть. Приверженность одной идеологической платформе не всегда устраняет противоречия и конкуренцию между группами элиты, как показал пример взаимоотношений «консервативных» групп в ходе борьбы за первенство в Компартии РСФСР, апогеем которой стал скандал вокруг концерна «АНТ». Но конфликт между представителями различных идеологических платформ более фундаментален, что продемонстрировал ход событий после провала путчистов, когда вчерашние союзники мгновенно размежевались. При этом свердловчане Геннадий Бурбулис и Олег Лобов встали по разные стороны баррикад, потому что их мировоззренческие различия оказались гораздо значимее, чем тот факт, что они были земляками.

Приверженность определенной идеологии далеко не всегда осознается самими приверженцами этой идеологии, особенно когда речь идет о представителях элиты, не склонных к интеллигентской рефлексии: например, строителях или рабочих.

Еще одним предположением при классифицировании свердловской элиты было то, что в ходе перестройки второй половины 1980-х годов наиболее значимым фактором формирования новой элиты было противостояние между группами внутри бюрократического аппарата. Более чем столетней давности тезис историка Василия Ключевского остается справедливым: Россия во все времена управлялась не аристократией, и не демократией, а бюрократией. Несмотря на значительные общественные трансформации, несмотря на коренное изменение экономического уклада, несмотря на зарубежное влияние на политические процессы внутри страны, структура элит в Свердловской области, которая в основном была отражением структуры российских элит, осталась прежней. Отдельные яркие лидеры общественного мнения, вроде правозащитника Андрея Сахарова, не смогли стать фактором трансформации элиты. Они послужили лишь орудием в конкурентной борьбе между разными группами элиты в ходе приспособления старой элиты к новым условиям.

 

Первой осью дифференциации элит можно считать то, на какую социальную базу опирались эти элиты. Мы выделили две основные макрогруппы: «производственники» (специалисты, производящие материальный продукт) и «интеллигенция» (специалисты, производящие интеллектуальный продукт). Подчеркнем, что речь не идет о том, что одна часть элиты относилась к интеллигенции, а вторая – к пролетариям. И те, и другие были «администраторами» – представителями бюрократического аппарата, но в ведении одних «администраторов» была научно-техническая и творческая интеллигенция, а в ведении других – коллективы предприятий.

Макрогруппа «интеллигенции» особо сильное влияние имела в Свердловске, благодаря высокой степени концентрации научно-образовательных учреждений в городе, имевших не только региональное, но и макрорегиональное значение. В первую очередь, к такого рода заведениям относились Уральское отделение Академии наук СССР и Уральский политехнический институт. Обе эти организации располагались в Кировском районе Свердловска, в результате чего непосредственным курированием этих организаций занимались органы власти Кировского района. Как следствие, органы власти Кировского района Свердловска получили особое значение не только в масштабах города, но и в масштабах региона, став структурообразующим ядром фактически половины региональной элиты.

«Производственники», проигрывая по влиянию макрогруппе «интеллигенции» в Свердловске, имели преимущественное влияние в «провинциальной» части Свердловской области, что в конечном итоге определяло их доминирующее влияние в регионе в целом.

 

Второй осью дифференциации элит было то, каким тенденциям были привержены представители элиты: центробежным, или центростремительным. Причем этот фактор имел значимость не только тогда, когда встал вопрос о целостности СССР, но и задолго до этого, когда никто не предполагал, что СССР может развалиться в обозримом будущем.

 

В результате определения отношения к центру групп элит в макрогруппах «производственников» и «интеллигентов», мы получили 4 основные группы политико-экономической элиты в Свердловской области.

 

«Центростремительные производственники» были представлены в первую очередь руководящими работниками, мировоззрение которых во многом сформировалось в ходе работы на крупных промышленных предприятиях союзного значения, в первую очередь на тех, которые были ориентированы на военно-промышленный комплекс. Такие предприятия строились по инициативе союзного центра с задействованием ресурсов всего СССР в целом, а потребителями продукции этих предприятий был широкий круг организаций со всех уголков страны. Соответственно, руководители таких предприятий имели преимущественно централизованный стереотип мышления, рассматривая территории, на которых располагались предприятия и людей, которые жили на этих территориях, в качестве ресурса, а не целевой аудитории. Территориальные же органы власти для таких руководителей предприятий зачастую выглядели как «нахлебники», претендующие на все большую долю ресурсов предприятий для обустройства территорий и улучшения качества жизни людей – в лучшем случае. А в худшем случае – для повышения собственного административного веса и компенсации собственной некомпетентности в экономическом развитии территории.

Наиболее ярким представителем этой группы элиты был генеральный директор Машиностроительного завода им.Калинина Александр Тизяков, который создал и возглавил сначала областную ассоциацию директоров промышленных предприятий, а потом и Всесоюзную ассоциацию руководителей государственных предприятий. В 1991 году Тизяков стал членом ГКЧП.

В этой группе можно выделить две конкурирующие подгруппы влияния, которые, насколько можно судить, значительно не отличались по идеологическим установкам, но конкуренция за власть в масштабах страны развела их по разные стороны баррикад. В результате, одна подгруппа, в которую входил Александр Тизяков, в 1991 году организовала ГКЧП, а вторая группа поддержала Бориса Ельцина. Во вторую подгруппу предположительно входили бывший первый секретарь Свердловского обкома КПСС Яков Рябов и бывший второй секретарь Свердловского обкома КПСС Олег Лобов. Критической точкой во взаимоотношениях этих двух подгрупп стал скандал вокруг государственно-кооперативного концерна АНТ.

Впрочем, не исключено, что идеологические основания между этими группами влияния все-таки были и пролегали по оси «консерватизм-либерализм», на что может указывать различное отношение к азербайджанско-армянскому конфликту в Нагорном Карабахе. Представители «консерваторов» (Егор Лигачев) поддерживали в этом конфликте Азербайджан, а представители «либерального» крыла КПСС (Александр Яковлев) – Армению. В этой связи интересно, что Олег Лобов в 1989 году стал вторым секретарем ЦК Компартии Армении.

К группе «центростремительных производственников», вероятно, можно отнести также Владимира Кадочникова1990 году – секретарь Свердловского горкома КПСС, потом первый секретарь обкома КПСС) и Аркадия Чернецкого1990 году – генеральный директор ПО «Уралхиммаш», с 1992 года – глава администрации Екатеринбурга).

 

«Центробежные хозяйственники» были представлены руководителями строительного комплекса, задача которых заключалась, в первую очередь, в развитии территории. С учетом того, что Свердловская область во многом могла сама обеспечивать себя стройматериалами, союзный центр воспринимался в основном как внешний ограничитель, урезывающий региональные ресурсы, которые могли быть полностью в распоряжении областных строительных организаций, но в реальности в значительной части достававшиеся другим областям и республикам СССР. Это закладывало «сепаратистские» тенденции в политико-экономические воззрения людей этой группы.

К этой категории можно в первую очередь отнести группу руководящих работников строительных организаций, прошедших значительную часть карьерного пути в Нижнем Тагиле. Среди них, Борис Ельцин1990 году – председатель Верховного Совета РСФСР, позже – Президент России), Юрий Петров1990 году – посол СССР в Республике Куба, позже – глава администрации Президента Ельцина) и Эдуард Россель1990 году – председатель облисполкома и областного Совета народных депутатов, позже – губернатор Свердловской области).

 

«Центростремительная интеллигенция» определялась доминированием концепции, в соответствии с которой человеческое общество предстает как единая система иерархически связанных между собой элементов. Представители этой группы в большей степени были склонны работать в сфере транспортных и информационных коммуникаций, которые являются средством связи между индивидуумами в обществе, формируя единую систему. Одним из влиятельных представителей этой подгруппы в рядах свердловской элиты, вероятно, следует считать бывшего секретаря обкома КПСС по идеологии Владимира Житенева, курировавшего в Свердловской области деятельность научных организаций. Его зять Сергей Шаманов, по всей видимости, участвовал в создании московского телекоммуникационного холдинга АФК "Система". Также одной из наиболее значимых фигур этой группы был директор Института экономики Уральского отделения Академии наук СССР Валерий Чичканов, который, предположительно, принял участие в создании советско-британского СП «Урал» (корпорация «Технезис»). К этой же группе лиц следует отнести основателей группы компаний "Форатек", которая выросла на стыке телекоммуникаций и железнодорожного сообщения и, предположительно, пользовалась покровительством бывшего председателя Кировского райисполкома Свердловска Владимира Соколова. Кроме того, представители именно этой группы сформировали костяк администрации Свердловска (Екатеринбурга), ассимилируя представителей других идеологических групп, занимавших руководящие должности в городе: Юрия Самарина и Аркадия Чернецкого. Значительное представительство эта группа имела в силовых структурах. Вероятно, к этой группе относились начальник Управления КГБ по Свердловской области Юрий Корнилов и бывший начальник областного УВД Григорий Князев.

 

«Центробежная интеллигенция» предпочитала рассматривать мир как совокупность отдельных индивидуумов, при этом вектор движения общества в целом определялась как результирующая взаимодействия разнонаправленных воль этих индивидуумов. В принципе, эта концепция не исключала концепцию «центростремительных интеллигентов», но представители разных групп отличались друг от друга тем, что они рассматривали (зачастую бессознательно) в качестве первичного: либо систему в целом, либо отдельные элементы, составляющие систему.

«Центростремительные интеллигенты», отдавая примат системе в целом, предпочитали централизованные формы государственного управления, подчинение интересов отдельных индивидуумов общественным, большей роли государства в управлении экономикой. «Центробежные интеллигенты» были склонны к более либеральным формам общественного устройства и функционирования экономики, придавая большее значение децентрализованным формам государственного управления и частной инициативе в экономической сфере.

«Центробежные интеллигенты» были склонны работать в финансово-инвестиционной сфере, поскольку она создает условия для самореализации экономических субъектов. Одним из ведущих лиц этой группы следует считать депутата Верховного Совета СССР Геннадия Бурбулиса, который, предположительно, ввел в окружение Бориса Ельцина в 1991 году либеральных экономистов Егора Гайдара и Анатолия Чубайса. Важным экономическим ресурсом этой группы был Центр НТТМ «Свердловск», с которым были связаны такие политические фигуры как депутат Верховного Совета РСФСР Валерий Скрипченко, председатель Свердловского городского Совета народных депутатов Юрий Самарин, депутат Верховного Совета РСФСР Лариса Мишустина. При участии ЦНТТМ «Свердловск» был учрежден крупнейший в Свердловской области коммерческий банк (КУБ-банк), активы которого в 1990 году превышали активы всех остальных коммерческих банков области вместе взятых. Именно эта группа влияния подняла знамя либерально-демократической общественности, сошедшейся в смертельном бою с репрессивно-консервативным бюрократическим аппаратом. Хотя в действительности эта группа была частью того же самого аппарата и, получив преимущество в борьбе за власть с другими аппаратными группировками, начала действовать теми же самыми методами, что и «ненавидимый» ею аппарат.

 

Классифицируя таким образом элиты, мы не утверждаем, что любого чиновника, промышленника или общественного деятеля можно было отнести к определенной идеологической группе. Ярко выраженными идеологическими предпочтениями отличалось небольшое число людей. Основная же масса властьимущих примыкала к этим идеологическим лидерам или в результате родственно-клановых связей, или в результате институциональной подчиненности, или в надежде на вознаграждение за преданность.

 

__________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Если вы хотите дополнить или опровергнуть информацию, помещенную на данном сайте, присылайте имеющиеся у вас сведения по адресу mail@elitehistory.info