Перейти на главную страницу

История формирования политико-экономической элиты в Свердловской области

с 1985 года по настоящее время.

 

 

Периодизация.

I.                   Перестройка (1985-1990 годы). Ослабление влияния КПСС, внедрение рыночных элементов в социалистическую экономику.

1.      1985-1986 годы. Декларирование либерализации внутренней политики, курс на снижение внешнеполитической напряженности.

2.      1987-1988 годы. Внедрение рыночных элементов на нижнем и среднем уровнях социалистического хозяйства (кооперативное движение, перевод государственных предприятий на хозрасчет).

3.      1989-1990 годы. Реформирование госаппарата сверху вниз, либерализация внешнеэкономической деятельности, создание территориальных «корпораций».

 

II.                1991 - ? (в разработке)

 

В соответствии с руководящей ролью КПСС в органах государственной власти СССР фактическим высшим должностным лицом Свердловской области в 1985 году был первый секретарь областного комитета КПСС Борис Николаевич Ельцин.

В марте 1985 года умер генеральный секретарь ЦК КПСС (высшее должностное лицо в СССР) Константин Черненко. Вместо него генсеком ЦК КПСС был избран Михаил Сергеевич Горбачев, кандидатура которого была предложена министром иностранных дел СССР Андреем Громыко. Предполагается, что Горбачев поднялся на вершины власти, благодаря поддержке бывшего председателя КГБ СССР и генсека ЦК КПСС Юрия Андропова, который подбирал кадры для осуществления масштабных преобразований в стране.

В апреле 1985 года Борис Ельцин, чьи исполнительность и лидерские качества также в свое время были отмечены Андроповым, был утвержден заведующим отделом строительства ЦК КПСС, в связи с чем, был освобожден от обязанностей первого секретаря Свердловского обкома КПСС и переехал на постоянное место жительства в Москву. Вместо него первым секретарем Свердловского обкома был избран один из соратников Ельцина Юрий Владимирович Петров, который до этого работал в Москве в ЦК КПСС.

На Пленуме ЦК КПСС 23 апреля 1985 года Горбачев выступил с докладом о необходимости коренной перестройки экономики страны на основе социалистических принципов хозяйствования, объединения науки и производства, поскольку неэффективность существовавших методов управления вела к все большему отставанию от капиталистических стран, а возросший уровень потребностей граждан не удовлетворялся экономикой, которая была в первую очередь ориентирована не на удовлетворение потребностей граждан, а на соперничество на межгосударственном уровне.

Остроту межгосударственного соперничества высшее руководство СССР попыталось снизить путем провозглашения внешней политики, направленной на снижение международной напряженности: было предложено снизить объем вооружений, менее жестко стала контролироваться политическая ситуация в странах Восточной Европы, находившихся в зоне влияния СССР. В результате, в этих странах усилились оппозиционные политические силы и сепаратистские тенденции, что в конечном итоге усилило сепаратистские тенденции и в самом СССР.

Сутью перестройки внутри страны было названо повышение эффективности централизованного начала в управлении и планировании, расширение самостоятельности и ответственности предприятий, активное использование более гибких форм и методов руководства, хозрасчета и товарно-денежных отношений, широкое развитие инициативы масс.

Однако в первую очередь преобразования начались не в экономике, а в политической сфере, поскольку для развития инициативы масс было необходимо ослабить давление государства на общество. Основным инструментом давления выступали органы КПСС, которые служили организационным фундаментом советского государства, пронизывая и контролируя все органы государственной власти, субъекты экономики и общественные организации. Поэтому КПСС стала объектом поначалу осторожной критики со стороны ее собственного руководства, был провоглашен лозунг на обновление партии, возврат к истинному ленинскому социализму, который был извращен сталинским тоталитаризмом, приведшим к брежневскому застою. Была провозглашена политика гласности, которая должна была способствовать очищению КПСС под давлением общественного мнения. Необходимость либерализации общественной жизни объяснялась тем, что для перестройки социалистической экономики нужна активизация интеллектуального потенциала общества, а это невозможно без создания общественно-политической атмосферы открытости, свободы творчества и дискуссий.

Авторы данного сайта придерживаются мнения, что причиной экономических проблем 1980-х годов было то, что СССР не смог включиться в мировую научно-технологическую революцию 1970-х годов, основой которой стало применение новых информационных технологий на основе ЭВМ. Причиной этого было, во-первых, доминирование командно-административной системы, которая сдерживала творческую инициативу интеллигенции, ставшей основополагающим классом нового экономического уклада. А второй причиной была изоляция СССР из процесса технологического обмена с ведущими западными странами. Причем, эта изоляция обусловливалась, вероятно, не различиями политико-экономического строя (коммунизм против капитализма), поскольку эти различия не помешали технологическому донорству со стороны Запада в ходе становления Советской России в 1920-х и 1930-х годах. Как вариант, внешнеполитическая изоляция СССР экономически развитыми западными странами и последовавшая за этим катастрофическая технологическая отсталость могла быть обусловлена ослаблением еврейского влияния на формирование политико-экономической элиты СССР после Второй мировой войны. Более подробно этот вопрос освещен в разделе Предыстория.

Горбачев заявлял, что в осуществлении научно-технической революции ключевая роль принадлежит машиностроению, а катализатором прогресса должна быть микроэлектроника, вычислительная техника и приборостроение, вся индустрия информатики. В этом отношении Свердловская область была одним из наиболее передовых регионов в стране: в области имело преимущественное развитие машиностроение во главе с одним из крупнейших машиностроительных предприятий страны ПО «Уралмаш», кроме этого, в Свердловской области присутствовала сравнительно сильная научная школа в области информационных технологий – Институт математики и механики Уральского научного центра АН СССР. Впрочем, обеспеченность Свердловской области специалистами по роботизации производства значительно отставала от обеспеченности, к примеру, Ленинградской области, которая была сопоставима со Свердловской областью по многим экономическим параметрам. Подтверждением значимости Свердловской области для высшего советского руководства стал визит в 1986 году в регион второго лица в государстве председателя президиума Верховного Совета СССР Андрея Громыко. Сам Горбачев посетил Самарскую область, где был расположен лидер машиностроения СССР – Волжский автомобильный завод. Свердловской области как региону с крупной отраслью машиностроения было выделено капитальных вложений больше, чем когда-либо ранее.

 

Для реформирования КПСС Горбачеву необходимо было преодолеть сопротивление конкурирующих властных групп в партии. Одной из наиболее влиятельных парторганизаций в стране был Московский горком КПСС. Ослабление группы, контролирующей Московский горком началось еще при Андропове, путем расследования коррупционных дел в Москве. Для довершения разгрома оппозиции в московской парторганизации в 1986 году первым секретарем Московского горкома КПСС и кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС был избран Борис Ельцин, который подходил на эту роль, благодаря, с одной стороны, своей исполнительности по отношению к начальству, а с другой стороны – авторитарному стилю руководства подчиненными.

Однако Ельцин характеризовался не только этими качествами. Также ему были присущи непомерная жажда власти и популизм. На XXVII съезде КПСС Борис Ельцин заявил, что одной из главных причин бюрократизма, социальной несправедливости и злоупотреблений в КПСС, приводящих к «застою» в стране, является отсутствие у ряда руководителей мужества своевременно объективно оценить обстановку, свою личную роль, сказать пусть горькую, но правду. Нужен контроль за работой кадров сверху и снизу. Будучи абсолютно лояльным высшему партийному руководству, Ельцин играл роль «правдоруба», что в то время соответствовало генеральной политической линии Горбачева и в то же время работало на авторитет Ельцина среди широких слоев населения.

На XXVII съезде выступил один из ближайших соратников Ельцина первый секретарь Свердловского обкома КПСС Юрий Петров, который, в числе прочего, заявил, что функции главного координатора и ответчика за экономическое развитие должны нести территориальные органы хозяйственного управления, а не партийные органы, которые должны заниматься только политическим руководством. Таким образом, было обозначено намерение ограничить влияние КПСС путем лишения ее рычагов влияния на экономику. ЦК КПСС приняло постановление о том, что осуществляя политическое руководство Советами народных депутатов, партийные органы должны проводить курс на повышение самостоятельности Советов в управлении экономикой на своих территориях. Таким образом, полномочия по управлению экономикой постепенно смещались из партийных органов в Советы народных депутатов, а на самом деле в исполнительные комитеты Советов, которые, по факту, диктовали свою волю Советам народных депутатов.

 

В 1986 году начались преобразования в экономике. На самофинансирование перешли предприятия, производящие половину промышленной продукции в стране. Однако оказалось, что в условиях самофинансирования многим предприятиям, в том числе крупнейшим из них, собственной прибыли не хватало не только на расширенное воспроизводство (обновление фондов), но даже на поддержание текущей деятельности. В результате, центральные фонды министерств продолжили финансирование этих предприятий. В 1988 году на некоторых крупных предприятиях начались сокращения работников для уменьшения расходов. Сокращались и службы научно-технической информации, что снижало призрачные шансы на научно-технический прогресс в советской промышленности, ради которого собственно и затевалась перестройка. В погоне за прибылью некоторые предприятия отказывались от производства нерентабельных товаров, что усугубляло дефицит товаров народного потребления.

В конце 1986 года государство инициировало кооперативное движение в сфере услуг и переработки вторсырья, надеясь на повышение эффективности предоставления услуг и производства товаров народного потребления. Однако, по факту, множество кооперативов были созданы для прикрытия спекулятивных операций, поскольку это приносило гораздо больший доход, в результате чего государству пришлось усилить борьбу с нетрудовыми доходами, которая была обречена на неудачу, поскольку государство само вводило элементы рыночной экономики, отказываясь признавать их таковыми. Противоречивость государственной политики создавала благодатную почву для коррупции. Во втором полугодии 1987 года для улучшения реализации продукции кооперативов в СССР разрешили создавать не только производственные, но и торговые кооперативы, что создавало предпосылки для легализации спекуляции.

Наиболее прибыльные кооперативы создавались при промышленных предприятиях. Успешность деятельности кооператива, кроме способностей кооператоров, зависела от трех инстанций:

- исполнительного комитета местного Совета, на территории которого регистрировался кооператив (исполком выполнял регулирующие функции);

- территориального подразделения Главснаба СССР, распределявшего материальные ресурсы;

- руководства промышленного предприятия, при котором создавался кооператив.

В Свердловской области одну из ведущих ролей в развитии кооперативного движения сыграл Кировский райисполком Свердловска. Повышенная значимость Кировского райисполкома была обусловлена тем, что в Кировском районе Свердловска было сосредоточено ядро научно-технических организаций региона: Уральское отделение Академии наук СССР и Уральский политехнический институт. Кроме этого, в Кировском районе располагалась главная организация, отвечавшая за информатизацию области – НПО «Уралсистем». Информатизация же считалась главным фактором передового промышленного развития.

ЦК КПСС поддержал предложение ЦК ВЛКСМ о создании в стране единой общественно-государственной системы научно-технического творчества молодежи. Предполагалось, что центры НТТМ помогут вовлечению широких масс во внедрение научно-технических разработок, также как кооперативное движение должно было вовлечь широкие массы в производство товаров народного потребления. Центры НТТМ получили значительные льготы. В Свердловской области наиболее успешным был центр НТТМ «Свердловск» (руководитель Валерий Викторович Скрипченко), зарегистрированный Свердловским горисполкомом при активной поддержке руководства Уральского политехнического института. Основные деловые контакты ЦНТТМ «Свердловск» установил с институтами Уральского отделения АН СССР, Уральским политехническим институтом, Кировским райкомом КПСС Свердловска, Главсредуралстроем. В конце 1980-х начале 1990-х годов члены ЦНТТМ «Свердловск» играли значимую роль в политической жизни области.

В 1987 году был принят закон о государственном предприятии (вступил в силу 1 января 1988 года), в соответствии с которым расширялись экономические права предприятий, а также вводились формы демократии на производстве: коллективу предприятия предлагалось избирать совет трудового коллектива, который в свою очередь мог избирать руководителя предприятия и нижестоящих руководящих работников. Было предложено рассмотреть вопрос о выдвижении на руководящие должности беспартийных кадров. Если ранее общественный контроль за деятельностью руководства предприятия осуществлял только партийный комитет предприятия, то теперь эта роль возлагалась на непартийную организацию (совет трудового коллектива), на которую, правда, предполагалось, будет оказывать влияние партия через коммунистов, входящих в состав совета трудового коллектива. Тем не менее, данное нововведение, очевидно, снижало влияние КПСС на предприятиях, где ранее влияние секретаря парткома было сравнимо с влиянием руководителя предприятия.

Однако демократизация в стране проводилась без самого важного ее элемента – низового. Формально основой демократии на низовом уровне провозглашались советы трудовых коллективов (СТК) и первичные партийные ячейки на предприятиях. Но при этом для деятельности СТК не было правовой основы – не была прописана ответственность за неисполнение решений СТК. В многотысячных коллективах крупных производственных объединений выборы СТК были фикцией из-за слишком большого числа работников. Первичные же партийные ячейки в финансовом отношении сильно зависели от райкомов и обкомов, а зарплата секретарей первичных ячеек сильно проигрывала зарплате обычных рабочих, в силу чего после потери авторитета партийных комитетов в ходе перестройки эта должность была лишена всякого престижа. Таким образом, перестройка проводилась руками не широких общественных масс, а среднего управленческого звена под контролем центральных органов государственной власти, которые в условиях бешеных темпов преобразований стремительно теряли способность что-либо контролировать.

 

В 1987 году в рамках государственной политики на децентрализацию управления экономикой Свердловский облисполком принял решение «О мероприятиях по созданию межотраслевых территориально-производственных объединений в городах и районах области». В рамках этого решения Нижнетагильский горисполком начал подготовку к экономическому эксперименту по отчислению средств в местный бюджет всеми предприятиями независимо от их ведомственной подчиненности. Было создано Нижнетагильское территориально-производственное объединение Главсредуралстроя, которое впоследствии назовут первой корпорацией Свердловской области. Руководителем этого объединения был назначен заместитель начальника Главсредуралстроя Эдуард Россель. В 1988 году практика создания подобных территориально-производственных объединений была осуждена высшим партийным руководством. Объяснялось это тем, что изначально планировалось добровольное объединение самостоятельных предприятий, но на местах вместо этого создали жестко централизованные организации, воссоздавшие прежние министерские главки, только не на союзном или республиканском, а на региональном уровне. Тем не менее, в 1989 году Правительство СССР взяло курс на возрастание в экономике роли ассоциаций, государственных производственных объединений, концернов. Начался бурный процесс создания этих структур. В условиях, когда менялись функции министерств, вводилась налоговая система, когда еще не было мер по антимонопольному регулированию, в противовес министерствам создавались распорядительные структуры, которые монополизировали экономику. Создание подобных концернов шло не в результате расширения прав предприятий, а в результате перераспределения функций внутри прежнего аппарата. Функции, которые ранее выполняли министерства, были переданы созданным ассоциациям и концернам, а на среднем уровне управления продолжалось еще более жесткое давление. Новые структуры получали в управление социальную сферу на подведомственной территории, брали под контроль работу правоохранительных органов. Высказывались мнения, что монополисты будут так сильно влиять на выборы, что именно они, а не Советы народных депутатов станут источником власти.

 

Для преодоления технологической отсталости предлагалось интенсифицировать внешнеэкономические связи. В целях совершенствования экономических, научно-технических и торговых связей с зарубежными странами и фирмами в Свердловске прошло совещание, организованное обкомом КПСС и Торгово-промышленной палатой СССР. Отмечалось, что это первое такое представительное совещание в стране, и оно проводится в Свердловске, крупнейшем индустриальном центре Урала, так как именно здесь положено начало прямым экономическим связям с зарубежными странами и развивается сотрудничество с предприятиями стран-членов СЭВ. Одним из первых в стране предприятий, получивших право непосредственного выхода на зарубежный рынок, стало производственное объединение «Уралмаш». Для осуществления деловых контактов с зарубежными организациями была создана фирма «Уралмашэкспорт».

В декабре 1988 года Совет Министров СССР принял постановление «О мерах государственного регулирования внешнеэкономической деятельности», в соответствии с которым с 1989 года государственные, кооперативные и иные общественные предприятия получили право непосредственного выхода на внешний рынок. Начался бум контрактов. Многие стали выходить на мировой рынок и начали экспортировать, в том числе, и то, что не хватало самому СССР. Только через 4 месяца Совет Министров СССР выпустил постановление о государственном регулировании внешнеэкономической деятельности. Сообщалось, что после разрешения на внешнюю торговлю за границу хлынул поток сырья, который правительству не удавалось остановить. Обосновывалась такая экспортная ориентация тем, что для организации производства конкурентоспособных товаров предприятию нужно сначала продать сырье для накопления первоначального капитала. От каждой внешнеэкономической сделки облисполком получал 5%. Объем экспортных поставок по прямым связям из Свердловской области увеличился за 1989 год примерно в 14 раз, но при этом доля экспортно-импортных операций по прямым связям составила лишь 0,5% от внешнеторгового оборота области – основная масса экспортных операций продолжала осуществляться при посредничестве государственных внешнеторговых организаций.

В 1990 году в Свердловской области действовало четыре совместных предприятия, зарегистрированных на территории региона:

- со­ветско-китайское «Харбин»;

- советско-швейцарское «ИнтерУрал»;

- советско-шведское «Интермет»;

- советско-британ­ское «Урал».

 

Все более острой была проблема дефицита товаров народного потребления. Следует отметить, что значительная доля дефицита была обусловлена не нехваткой товаров, а возросшими запросами населения, которое было неудовлетворенно качеством и дизайном отечественных товаров, предпочитая импортные вещи. Кроме этого, дефицит ряда товаров был обусловлен непродуманными действиями властей (нехватка сахара, порожденная самогоноварением из-за антиалкогольной кампании) и ажиотажным спросом на отдельные категории товаров, связанный с психологическими причинами (нехватка хозяйственного мыла).

Дефицит товаров порождал спекулятивные операции, с которыми государство безуспешно боролось. В свою очередь незаконные операции в сфере экономики порождали теневой сектор экономики, являвшийся питательной средой для создания организованных преступных групп.

В 1986 году началось значительное падение мировых цен на нефть, которое для СССР было особенно значимым, поскольку продажа нефти являлась основным источником поступления валюты, на которую закупались дефицитные товары народного потребления, в том числе продовольствие.

Растущий дефицит товаров народного потребления вызывал недовольство населения ситуацией в стране, несмотря на тенденцию значительного увеличения численности КПСС в 1980-х годах, авторитет партии начинает падать. Все больше недовольство населения начинает концентрироваться на партаппарате и тон этому задавали не только зарубежные «голоса», вещающие в радиоэфире, а, в том числе, и сами центральные партийные органы, следуя установке Горбачева на гласность, терпимость к критике и чистке партийных рядов.

На острие этого движения оказался Борис Ельцин, бескомпромиссность которого в ходе чистки партийных рядов была крайне полезна для Горбачева, устранявшего внутреннюю оппозицию из рядов Московского горкома КПСС. Однако Ельцин не желал быть рядовым исполнителем. Обладая недюжинным самомнением и пробивным характером, он стремился подняться как можно выше, неизбежно вступая в конфликты с людьми, которых считал ниже себя по рангу, даже если раньше они способствовали его продвижению наверх. В 1987 году таким был конфликт Ельцина с Егором Лигачевым, который считался вторым человеком в партийной иерархии после Горбачева. На октябрьском пленуме ЦК КПСС Ельцин жестко раскритиковал Лигачева и даже слегка коснулся в своем выступлении «культа личности» самого Горбачева. Вряд ли Ельцин был таким бескомпромиссным борцом за демократию, каким он рисовался «демократическим движением» конца 1980-х годов. Скорее, критикуя Лигачева, Ельцин рассчитывал на поддержку конкурента Лигачева в Политбюро ЦК КПСС Александра Яковлева, который в противовес консервативному Лигачеву представлял собой либеральное крыло КПСС. А бросая камень в адрес Горбачева, Ельцин, возможно, думал, что, тем самым, он следует в русле политики гласности и открытой критики, провозглашенной самим Горбачевым, что обеспечит ему дополнительные политические дивиденды. Основанием для таких предположений служит то, что Ельцин заранее послал Горбачеву письмо с основными тезисами своего выступления и думал, что Горбачев одобрил его, дав ему слово на Пленуме. Однако Ельцин жестоко просчитался. После выступления Ельцина, Горбачев так «проанализировал» это выступление, что это послужило сигналом к травле Ельцина со стороны партийного актива, причем засвидетельствовать свое почтение генсеку, пнув «нашкодившего» Ельцина, не отказался даже его предположительный союзник Александр Яковлев. После этого Ельцин имел бледный вид, снова взял слово и покаялся в своих ошибках. Но партийная верхушка сделала свои выводы, и через месяц в ноябре 1987 года Ельцин был снят с поста первого секретаря Московского горкома КПСС и назначен первым заместителем председателя Госстроя СССР, министром СССР.

В официальной печати выступление Ельцина не публиковалось, но слухи пошли и обсуждались они очень активно. До этого момента в стране были две значимые политические «партии»: консервативных реформаторов во главе с Лигачевым, которые выступали за экономические реформы под чутким контролем осторожно оптимизируемой КПСС, и либеральных реформаторов во главе с Яковлевым, которые выступали за введение многопартийности и альтернативных выборов для повышения эффективности КПСС. Сейчас же вокруг фигуры Ельцина начали сплачиваться радикальные реформаторы, которые выступали за устранение как политического, так и экономического влияния КПСС, и за переход к рынку по западному образцу.

20-21 ноября 1987 года в Свердловске прошли массовые акции в поддержку Борис Ельцина. Новообразованная группа «Митинг-87» выступила с требованием публикации материалов октябрьского Пленума ЦК КПСС. Группа в последующем стала наиболее активным организатором акций протеста в Свердловской области. В 1988 году в официальном печатном органе областного комитета КПСС газете «Уральский рабочий» было опубликовано письмо рабочих «Уралмашзавода», где говорилось, что сильный урон авторитету КПСС нанесли не столько западные «голоса», сколько казнокрадство и коррупция. Обсуждались неслыханные ранее добровольные выходы людей из рядов КПСС. Следует отметить, что средства массовой информации, как и предприятия, начали переходить на хозрасчет и самофинансирование. В силу этого формальные учредители органов печати (например, партийные органы) постепенно начали терять контроль за редакционной политикой СМИ. Распространялась практика опубликования проплаченных материалов, а значит все более значимой политической силой начал становиться финансовый ресурс. На высшем партийном уровне даже высказывались мнения, что некая группа экстремистов пытается захватить контроль над СМИ в стране.

 

В 1988 году состоялся решающий обмен ударами в прессе между двумя соперничающими лагерями идеологов КПСС, которые представляли Егор Лигачев («консервативное» крыло) и Александр Яковлев («либеральное» крыло). Письмо ленинградской преподавательницы Нины Андреевой, опубликованное в газете «Советская Россия», где говорилось о недопустимости однозначного осуждения коммунистического прошлого, в том числе и сталинского периода, было рекомендовано Лигачевым для активного распространения и ознакомления. В ответ Яковлев опубликовал в «Правде» разгромное письмо в адрес реакционеров, тормозящих перестройку, и добился от Горбачева публичного осуждения идей, высказанных в письме Андреевой (поддержанных Лигачевым).

Важным фактором демократизации общественной жизни было создание «неформальных» объединений, не находившихся под контролем КПСС. Одним из первых таких объединений в Свердловской области, ставивших перед собой политические цели, стало историко-культурное объединение «Отечество» Юрия Липатникова, образованное в 1986 году. Деятельность «Отечества» показалась партийной организации гвердловска несколько выходящей за рамки желаемого, и по инициативе Свердловского горкома КПСС в 1987 году была создана «Дискуссионная трибуна» под руководством Геннадия Бурбулиса, которая была призвана ввести в корректные рамки процесс развития «неформальных» общественных объединений. Уже в 1988 году «Дискуссионную трибуну» обвиняли в том, что ее организаторы, среди которых были функционеры обкома КПСС, предоставляли преимущества оппозиционным по отношению к КПСС силам, в частности представителям в области «Демократического союза» (наиболее радикального противника КПСС, среди существовавших в то время общественных организаций), которые насаждали свою точку зрения, формируя одностороннее представление о происходивших в стране событиях. Представители «Трибуны» отвечали, что предоставляют возможность выступать всем желающим, а остальное зависит от их ораторских способностей.

«Отечество» и «Демократический союз» представляли собой противоположные полюса оппозиции правящей партии КПСС, что, впрочем, не мешало высокопоставленным членам ЦК КПСС поддерживать эти оппозиционные движения. Эти движения выступали за радикальное реформирование страны, но в силу идеологических различий с разными целями и разными средствами. Если «Отечество» имело русофильско-патриотическую направленность с православно-монархическим и антисемитским уклоном, то «Демократический союз» – западнически-либеральную со значительным еврейским влиянием. Одним из главных духовных лидеров первого движения был писатель Александр Исаевич Солженицын, а второго движения – общественный деятель Андрей Дмитриевич Сахаров. Большая часть оппозиционно настроенной интеллигенции в то время не вдавалась в тонкости противостояния этих враждующих лагерей и с удивлением узнавала, что в доме Сахарова, например, не принято было даже упоминать имя Солженицына.

Противостояние этих лагерей особенно ужесточалось в среде представителей власти, где принадлежность к определенному идеологическому лагерю означало поддержку определенного властного клана. Так, например, в 1985 году после избрания Михаила Горбачева генеральным секретарем ЦК КПСС представитель «патриотического» клана Борис Стукалин был снят с должности заведующего идеологическим отделом ЦК КПСС и отправлен в «почетную ссылку» послом СССР в Венгрии. Место главного идеолога КПСС занял представитель «либерального» лагеря Александр Яковлев. В рядах общероссийского движения «Память», возглавлявшего «патриотическое» движение в стране, появился оголтелый антисемит с признаками фашизма Дмитрий Васильев, который, по мнению более адекватных членов движения, начал разваливать «Память» изнутри. Вполне возможно, что фактический развал движения «Память» в Москве и организация «Дискуссионной трибуны» в Свердловске были звеньями одной цепи, выкованной в недрах идеологического отдела ЦК КПСС, подконтрольного «либеральному крылу» реформаторской части КПСС.

Не исключено, впрочем, что идеи «либерального» лагеря одержали верх над идеями «патриотического» лагеря не из-за скрытого и явного влияния «пятой колонны» КПСС и уж тем более не из-за глобального плана, реализуемого некими зарубежными организациями, наподобие ЦРУ или масонов. Идеи «либерального» лагеря могли победить потому, что они были проще, чем идеи «патриотического» лагеря. Основным предложением «либерального» лагеря было перенесение на российскую почву «передового» опыта политической и экономической организации стран Западной Европы. «Патриотический» же лагерь предлагал идти «своим путем», не давая четкого ответа, в чем же этот «свой путь» заключается. Копировать чужое проще, чем создавать новое. И чем дальше, тем больше умами людей завладевала мысль, что достичь западноевропейского уровня материального благополучия легко и просто – достаточно лишь перевести на русский язык европейский свод законов (а еще лучше американский), принять его и уже завтра полки магазинов заполнятся ранее недоступными товарами народного потребления.

В 1988 году руководителем «Дискуссионной трибуны» Геннадием Бурбулисом было создано Движение «За демократический выбор» с прицелом на планируемые в 1989 году выборы народных депутатов СССР.

«Неформальные» общественно-политические объединения Свердловска, существовашие на разных полюсах политического спектра, «объединяла» поддержка опального Бориса Ельцина, которого в феврале 1988 года Пленум ЦК КПСС освободил от обязанностей кандидата в члены Политбюро ЦК КПСС, но Ельцин остался членом ЦК КПСС. Интересно, что «опальный» Ельцин, будучи уволенным с поста первого секретаря Московского горкома КПСС, был назначен первым заместителем председателя Госстроя СССР - министром СССР, несмотря на то, что в соответствии с планом перестройки в условиях разграничения функций партийных и государственных органов полномочия и значимость Совета Министров СССР значительно возрастали.

Один из ближайших соратников Ельцина Юрий Петров был отправлен в отставку с поста первого секретаря Свердловского обкома КПСС послом на Кубу. Избранный первым секретарем Свердловского обкома вместо него Леонид Бобыкин немедленно подвергся нападкам неформальных объединений «демократического» крыла как махровый реакционер, стоявший в одном ряду с Лигачевым и Громыко. В декабре 1988 года прошли отчетно-выборные конференции обкома и Свердловского горкома КПСС, но значимых кадровых изменений не произошло. Первым секретарем обкома остался Леонид Бобыкин, но и работавшие с Юрием Петровым партийные работники сохранили свои должности. Ельцин пользовался значительной поддержкой в Свердловской области: на его стороне были практически все формальные и неформальные политические организации, в том числе и обком КПСС, несмотря на негативное отношение к Ельцину первого секретаря Леонида Бобыкина.

На XIX Всесоюзной партийной конференции вопрос Ельцина был одним из самых обсуждаемых вопросов. После выступления против Лигачева и критики хода перестройки на октябрьском пленуме ЦК КПСС в 1987 году Ельцин стал одной из наиболее значимых политических фигур в стране. Вопреки всем партийным традициям Ельцин дал интервью телеканалам США и Великобритании, объяснив это тем, что отечественные СМИ взяли несколько интервью, но не смогли их опубликовать из-за запрета сверху. Популистские способности Ельцина в новых политических условиях относительной гласности давали ему значительные преимущества перед скучными партаппаратчиками, привыкшими к подковерным интригам, а не публичным выступлениям. Если в 1987 году Ельцин покаялся в своих ошибках после выступления на пленуме, то в 1988 году он заявил, что единственной его ошибкой было несвоевременное выступление (на праздничном Октябрьском пленуме, посвященном годовщине революции), а по сути своего выступления он был прав. Горбачев, Лигачев и ряд других партийных работников дали негативную оценку выступлению Ельцина на партконференции, но прозвучали и голоса в его поддержку, что принципиально отличалось от ситуации 1987 года. Отчасти это произошло из-за того, что состав партконференции был значительно шире, чем пленум ЦК КПСС, а отчасти из-за того, что политический климат начал меняться и рядовые партийные работники позволяли себе выражать открытое несогласие с мнением партийных руководителей. Решительно в поддержку Ельцина выступил секретарь парткома Машиностроительного завода ималинина (Свердловск) Владимир Волков.

 

С 1988 года отмечалась тенденция опережения роста товарной массы ростом денежных доходов. Это обусловливало резкий рост покупательной способности населения и дополнительно усугубляло дефицит товаров.

Стихийно организовывались рынки, где процветала спекулятивная торговля. Одним из крупнейших таких рынков в области был Шувакишский рынок в Свердловске. Милиция периодически проводила рейды на этом рынке, но, по словам милиционеров, малый размер штрафов не позволял эффективно бороться со спекулянтами. Как и в любом нелегальном бизнесе, на Шувакишском рынке начала процветать организованная преступность, в частности, на рынке действовали организованные группы мошенников-«наперсточников». Среди задерживаемых мошенников был Сергей Терентьев (1964 г.р., в то время студент 4 курса УПИ). Вероятно, это был Терентьев Сергей Вениаминович, который в 1990-х годах фигурировал в СМИ как один из лидеров ОПГ «Уралмаш». В ноябре 1989 года на Шувакишском рынке ОМОНом производилась проверка документов. Люди без документов задерживались. Официально это преподносилось как наведение порядка в месте рассадника криминала. Оппозиционными СМИ это описывалось как антидемократичное мероприятие. Хотя в действительности это могло быть использованием административно-силового ресурса в бизнес-интересах представителей региональной элиты. Через непродолжительное время Анатолий Павлов, который в тот момент был начальником строительного управления областного управления связи, предложил исполкому доверить ему организацию упорядоченной торговли на Шувакишском рынке, установил турникет на входе и ввел плату за вход на рынок. Эти действия несомненно способствовали упорядоченности работы рынка, хотя и вряд ли содействовали искоренению криминала. Сообщалось, что на турникете у Павлова работали «шустрые ребята, которые впоследствии стали авторитетами», в частности, Александр Хабаров, возглавивший в 1990-х годах ОПГ «Уралмаш». А сам Павлов в 1990-х годах выстраивал партнерские отношения с лидерами ОПГ «Центр» Николаем Широковым и Эдуардом Казаряном.

В 1988 году в области появляются точки видеопроката, которые стали доходным делом для множества кооперативов и центров НТТМ.  В эту деятельность активно включился и общественный хозрасчетный центр "Каскад", созданный по инициативе ветеранов войны в Афганистане, сотрудников областного УВД и членов Ленинского райкома ВЛКСМ гвердловска. В 1990-е годы некоторые лидеры ветеранских организаций «афганцев» рассматривались СМИ как лидеры ОПГ.

В 1988 году правоохранительными органами Свердловской области была раскрыта ОПГ под руководством криминального авторитета по кличке «Череп». ОПГ имела черты коррумпированной организации с четким распределением обязанностей, «мозговым центром» и подручными исполнителями. ОПГ из Свердловска раскинула се­ти в Челябинск, Магнитогорск, другие города, переросла в союзную, насчитывая около шестидесяти крупных преступ­лений: убийства, грабежи, разбои, одурачивание игрой в колпачки или наперсток. Еже­дневный доход превышал не­сколько тысяч рублей.

На севере области располагалась сеть исправительно-трудовых учреждений. Освобождавшиеся из них заключенные часто оставались жить в Свердловской области, в результате чего в области получила сильное представительство криминальная элита страны. По данным исследователей криминального мира, в 1985 году в местах заключения Свердловской области отмечалась повышенная концентрация «воров в законе», составлявших в то время вершину криминальной пирамиды. С 1984 по 1991 год в Свердловской области отбывал очередной срок Аслан Усоян, который впоследствии станет одним из самых влиятельных российских воров в законе. Считается, что именно во время отсидки в Свердловской области Усоян приобрел основные связи в криминальном мире.

Как признавало руководство МВД, несмотря на большое число преступных групп, деятельность которых пресекалась правоохранительными органами, это была лишь видимая часть айсберга организованной преступности, менее квалифицированный ее слой. По официальной статистике при снижении общего уровня преступности в области отмечался рост наиболее тяжких преступлений – убийств, грабежей, разбойных нападений. В прокат вышли фильмы «Асса» и «Воры в законе», где криминал показывался как влиятельная сила, коррумпирующая правоохранительные органы.

По данным Генерального прокурора СССР А.Я.Сухарева, организованная преступность стала набирать темпы с начала 60-х годов и была связана с некоторой демократизацией экономической жизни. В 70-х - начале 80-х годов эта преступность стала обретать новые, чрезвычайно опасные качества, а именно: консолидацию преступной среды на межрегиональной и межотраслевой основе, коррумпированность и использование преступниками легальных структур, сращивание уголовного мира с представителями аппарата власти и управления, в том числе правоохранительных органов, дискредитацию и устранение неугодных и неподкупных людей.

Перед началом XIX Всесоюзной партконференции в журнале «Огонек» была опубликована статья следователей Генеральной прокуратуры СССР Тельмана Гдляна и Николая Иванова «Противостояние» об организованной преступности в СССР. Гдлян и Иванов с 1983 года расследовали коррупционные преступления в Узбекистане. В ходе расследования этих преступлений, по их мнению, они получили в целом преставление о функционировании советской системы. В стране были созданы объективные условия, при которых жить и работать честно становилось невыгодно, что породило тысячи подпольных миллионеров. В районных, областных и республиканских органах власти, чтобы получить должность и сохранить ее требовалось платить взятки вышестоящему начальству, а Центр покровительствовал этой структуре. В частности, покровителем первого секретаря ЦК КП Узбекистана Рашидова, который стоял во главе преступной пирамиды в республике, был Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев. При поддержке ЦК КПСС в 1986-1987 годах удалось привлечь к уголовной ответственности первого заместителя министра внутренних дел СССР, Председателя Совета Министров и заместителя Председателя Президиума Верховного Совета республики Узбекистан, четырех секретарей ЦК КП Узбекистана и некоторых первых секретарей обкомов партии. Тем не менее, на XIX партконференцию были избраны несколько делегатов, подозреваемых в коррупции, что заставляло авторов публикации предполагать, что преступная система функционирует до сих пор.

Некоторые исследователи утверждают, что строительство мафиозного государства в СССР началось с правления Брежнева. Якобы при Сталине коррупция такого размаха была невозможна, а Хрущев не так долго правил, чтобы государственный аппарат настолько разложился. При покровительстве же впадающего в старческий маразм Брежнева расцвела коррупция при активном участии членов семьи Брежнева и близких к нему лиц. Однако по имеющейся информации коррупция одинаково хорошо процветала и в царской России при Романовых, и в Советской России, начиная с Ленина, продолжая Сталиным и прочими. Она принимала разные формы в зависимости от экономического уклада, но никуда не девалась. Подробнее об этом можно почитать в разделе Предыстория (глава III «Становление внешнеэкономической, дипломатической и разведывательной деятельности Советской России в первой половине XX в. Коминтерн»). Вероятнее всего, при Брежневе был сформирован только один из кланов советской мафии, который в силу близости к высшему должностному лицу получил значительное влияние, но не был в достаточной степени интегрирован в общую мафиозно-клановую систему власти. В результате, после смерти Брежнева этот клан был разгромлен.

Интересно, что в результате расследования в Узбекистане были отправлены в отставку практически все высшие должностные лица, кроме руководителя КГБ республики и военного командования. Крайне маловероятно, что при тотальной системе коррупции в республике эти лица не были вовлечены в нее. Высказывались предположения, что разгром «брежневского» мафиозного клана был следствием борьбы за власть между КГБ и МВД. С 1985 по 1988 год в органы МВД СССР по рекомендации партийных комитетов и трудовых коллективов пришли десятки тысяч коммунистов и комсомольцев. Предполагалось, что это должно было послужить оздоровлению органов МВД, где, как признавалось высшим партийным руководством, допускались серьезные сбои в работе и злоупотребления.

Официальными представителями власти заявлялось, что к 1989 году появились основания говорить о системе функционирования и воспроизводства нелегального капитала, который пытался обеспечить своим представителям прорыв к рычагам политической власти. Складывался альянс преступной среды в экономике с традиционной уголовщиной.

Сообщалось, что оживилась так называемая "русская мафия" в США и странах Западной Европы, представленная эмигрантами из СССР, которая начала устанавливать контакты с криминальными элементами внутри СССР.

Наркобизнес стал характерным проявлением организованной преступности в республиках Средней Азии, где климатические условия были благоприятны для разведения наркосодержащих растений. Значимой была близость раздираемого войной Афганистана, где наркотики можно было производить практически в промышленных масштабах.

Экспорт произведений искусства составлял одну из наиболее доходных статей нелегальной экономики СССР после торговли наркотиками и оружием. При этом советские произведения искусства зачастую быди недооценены и продавались за границу значительно дешевле их реальной стоимости. Осенью 1989 года в Париже прошла выставка свердловского художника Михаила Брусиловского. Выставка, организованная гражданином Франции армянского происхождения Гарабедом Басмаджаном, чуть не сорвалась из-за таинственного исчезновения Басмаджана в Москве летом 1989 года. Как выяснилось впоследствии, коллекционер живописи и антиквариата Басмаджан был тесно связан с дельцами советской «теневой» экономики.

 

Одной из наиболее значимых проблем, обострявших ситуацию в стране, был национальный вопрос. Одним из самых острых национальных конфликтов периода перестройки было столкновение армян и азербайджанцев в Нагорном Карабахе в 1988 году. Высокие должностные лица утверждали, что разжигали национальные конфликты коррумпированные кланы, дельцы теневой экономики, которые сомкнулись с уголовными элементами. Возможно, так оно и было, но без соответствующих предпосылок национальный конфликт не разжечь. В качестве одной из предпосылок можно указать провал политики формирования общности «советский народ» отчасти из-за того, что в 1980-х годах «советский» стал символом экономического упадка во всем мире, отчасти из-за того, что ослаб режим, который вооруженной силой подавлял любые попытки отрицать «советскую общность», но самое главное то, что, вероятно, не было глубинных культурных предпосылок для формирования такой общности. Национализм же в качестве истинной либо ложной идеологии стал основой для формирования узколокализованной социальной общности, которая послужила причиной разобщения республик СССР. Руководство СССР пыталось справиться с ростом национализма повышением экономической и политической самостоятельности территорий, но активным националистам предлагаемого уровня самостоятельности было слишком мало. Так, например, эстонская делегация на XIX Всесоюзной партконференции предложила преобразовать СССР фактически в конфедерацию с полностью экономически независимыми республиками.

По отношению к армяно-азербайджанскому конфликту руководство страны поделилось в соответствии со своими идеологическими предпочтениями: «либерал» Александр Яковлев поддерживал Армению, а «консерватор» Егор Лигачев – Азербайджан. Следует отметить, что еще в конце XIX века, когда главноначальствующим Кавказской администрации был назначен  князь Г.С.Голицын, начало распространяться мнение, что азербайджанцы склонны были поддерживать власть российского императора и вообще были сторонниками неограниченной патриархально-справедливой власти. Армяне же, якобы, были враждебно настроены к царской власти и настаивали на проведении либеральных реформ.

В 1989 году центральные газеты отмечали, что националистические проявления все заметнее стали характеризоваться антисоветской и антисоциалистической окраской. Наиболее резонансным событием в этой сфере в 1989 году стал разгон многотысячного митинга в Тбилиси, где были задействованы войска. Обстановка в Грузии была напряженной: с одной стороны грузинские элиты выступали за расширение политической и экономической самостоятельности, с другой стороны элиты автономных республик в самой Грузии (Абхазия и Южная Осетия) стремились к большей независимости от Грузии, чему препятствовали грузинские элиты, в том числе с использованием вооруженных формирований.

Сильнее всего сепаратистские настроения проявлялись в прибалтийских республиках, где лидеры националистов заявляли, что Прибалтика была присоединена к СССР в результате сговора между Сталиным и Гитлером (пакт Молотова-Риббентропа). Представители русскоязычного населения прибалтийских республик (в частности, Латвии) заявляли, что выборы народных депутатов в этих республиках проходили с нарушениями, дававшими преимущества лидерам Народного фронта Латвии, выступавшим за отделение от СССР. При этом заявлялось, что эти нарушения имели место при попустительстве или прямом содействии союзных органов власти.

 

До 1989 года перестройка политической сферы СССР не касалась структуры государственного устройства. Менялось содержание (либерализация), но не форма. Структурные изменения происходили только в экономической сфере, но они стали достаточным основанием для поддержки «снизу» (региональными элитами) политической реформы, инициируемой «сверху» (Михаилом Горбачевым). Впрочем, в течение одного только 1989 года формируемый «снизу» новый класс политической элиты потерял всякое уважение к Горбачеву как инициатору перестройки и сформировал активную оппозицию не только консервативному крылу КПСС, но и лично Горбачеву.

Структурная перестройка политической системы не только была инициирована сверху, но и начала реформировать в первую очередь высшие этажи системы. В 1989 году состоялись выборы народных депутатов СССР, Съезд которых призван был стать высшим органом власти СССР. Но Съезд должен был собираться только раз в год (позднее было принято решение о том, что Съезд будет собираться дважды в год). Постоянно действующим же органом власти был Верховный Совет СССР, который избирался на Съезде из числа народных депутатов СССР.

В отличие от проводившихся ранее выборов депутатов Верховного Совета СССР эти выборы народных депутатов СССР проводились на альтернативной основе (по одному округу могло баллотироваться несколько кандидатов). Причастность к партноменклатуре уже не была гарантией избрания, более того конкуренцию не отменяла даже партийная иерархия. Так например, первый секретарь обкома КПСС Леонид Бобыкин проиграл секретарю Сухоложского городского комитета КПСС Андрею Измоденову. Значимую роль играла идеологическая ориентация кандидата. Бобыкин рассматривался чуть ли не как враг перестройки, после того как он публично отказал в поддержке очень популярному в Свердловской области Борису Ельцину на XIX Всесоюзной партконференции в 1988 году. Но демократическая ориентация вовсе не была гарантией победы даже на родине «демократа» Бориса Ельцина. В Ирбитском округе, от которого в свое время избирался маршал Георгий Жуков, победил командующий войсками Уральского военного округа генерал Альберт Макашов, активно провозглашавший вполне «консервативные» позиции. Значимыми факторами победы на этих выборах стали финансовые и организационные ресурсы. Одним из центров политических PR-технологий в регионе стал Институт философии и права Уральского отделения Академии наук СССР, возглавлял который избранный народным депутатом СССР, членом Верховного Совета СССР и председателем Комитета Конституционного контроля СССР Сергей Алексеев. Геннадий Бурбулис и Владимир Волков были избраны народными депутатами СССР при поддержке Движения «За демократический выбор», инициатором создания которого был Бурбулис.

Однако половина депутатского состава избиралась не напрямую населением, а коллективами организаций, таких как КПСС, профсоюзы и другие организации, которые в значительной степени были подконтрольны КПСС. Учитывая то, что Горбачев провел значительное обновление руководящего состава КПСС, большинство народных депутатов СССР были лояльны Горбачеву, и когда Горбачев четко обозначал свою позицию, большинство Съезда голосовало соответствующим образом.

Борис Ельцин стал членом Верховного Совета СССР, несмотря на негативное отношение к нему большинства народных депутатов СССР. Более того, Ельцин возглавил комитет Верховного Совета СССР по вопросам строительства и архитектуры. Из числа депутатов от Свердловской области в состав Верховного Совета вошли Сергей Алексеев, Владимир Волков, Борис Краснокутский и Вениамин Ярин. На Съезде Ельцин заявил о необходимости ускорить перестройку политического устройства и экономики страны, чтобы остановить «сползание в пропасть».

На основе «радикально-демократической» части московской группы народных депутатов СССР (депутаты от научных организаций и творческих союзов), наиболее популярными представителями которой были Борис Ельцин и Андрей Сахаров, была образована Межрегиональная депутатская группа, которая представляла собой оппозиционную фракцию на Съезде народных депутатов. Сопредседателями группы были избраны мятежный представитель партноменклатуры Борис Ельцин, правозащитник Андрей Сахаров, историк Юрий Афанасьев, экономист Гавриил Попов и представитель прибалтийской группы депутатов Виктор Пальм. Более 80% членов МДГ выступали за предоставление республикам права на политическое само­определение и полную эконо­мическую самостоятельность и более 90% - за переустрой­ство экономических отношений в стране путем крупномасштаб­ных радикальных реформ. По состоянию на 2 августа 1989 года членами МДГ официально числились 388 народных депутатов СССР – 17% от общего числа депутатов Съезда. В составе МДГ было 10 депутатов от Свердловской области. Двое из них (Геннадий Бурбулис и Владимир Волков) были избраны в Координационный Совет МДГ. Несмотря на то, что депутаты, образовавшие МДГ, были в меньшинстве, они оказывали значимое влияние на ход I Съезда народных депутатов СССР, благодаря активной позиции и использованию массовых общественных акций в Москве для оказания давления на депутатов. Интересно, что, по данным генерального директора ТАСС Л.П.Кравченко, в СМИ США еще до начала I Съезда народных депутатов довольно точно называлась примерная численность оппозиционной фракции в размере 350-400 человек, хотя в то время еще никто не озвучивал идею создания МДГ и уж тем более не называлась даже примерно ее численность.

В РСФСР начал формироваться Объединенный фронт трудящихся. Представители «радикальных демократов» утверждали, что фронт создавался как опора реакционных сил. Одним из членов ОФТ в Свердловской области был народный депутат СССР, рабочий Нижнетагильского металлургического комбината Вениамин Ярин. В Свердловской области к созданию ОФТ активно подключились лидеры Уральского народного фронта (Юрий Липатников, Виктор Буртник). Лидеры УНФ были настроены против Бориса Ельцина и заявляли, что Ельцина поддерживают деструктивные просионистские силы, из-за чего Липатникова и других идеологов УНФ обвиняли в антисемитизме.

В Свердловской области была создана ассоциация директоров про­мышленных предприятий, возглавил которую генеральный директор производственного объединения «Машиностроительный завод имени М.И.Калинина» Тизяков Александр Иванович. По инициативе областной ассоциации в ноябре в Свердловске прошел учредительный съезд Всесоюзной ассоциации руководителей государственных предприятий (объединений) промышленности, строительства, транспорта и связи. Александр Тизяков был избран президентом Всесоюзной ассоциации. Главной своей целью ассоциация провозгласила «повышение эффективности работы и защиту госпредприятий на основе активного участия в формировании нового хозяйственного механизма, повышение заинтересованности, квалификации и самостоятельности руководителей, обеспечение их социальной защищенности». Оппозиционные СМИ назвали ассоциацию директоров антирабочей бюрократической организацией высокопоставленных свердловских чиновников.

В отношении Бориса Ельцина в ряде СМИ озвучивалась компрометирующая его информация, но популярность Ельцина была столь высока, что любой негатив воспринимался значительной частью населения как провокация со стороны «реакционных сил».

К концу 1989 года Михаил Горбачев стал объектом критики как со стороны «радикально-демократического» крыла политической системы СССР за то, что он, якобы, инициировал атаку реакционных сил на перестроечное движение, так и со стороны консервативного крыла КПСС в лице первых секретарей обкомов и республиканских ЦК за то, что его действия привели к анархии в стране и угрозе распада СССР. Высказывались даже обвинения, что Горбачев выполняет чей-то заказ развалить партию и государство, похоронить социализм. Горбачев отвечал, что с перестроечного пути он не свернет, а предсказания распада СССР, даже если они исходят не от МДГ, а от лояльных ему лиц, не имеют ничего общего с действительностью и могут только способствовать дестабилизации политической ситуации.

 

Если в 1987-1988 годах был всплеск митинговой активности граждан, то в 1989 году доминирующее значение приобрели забастовки как более действенная форма оказания давления на власть. Но если по митинговой активности Свердловская область была среди «передовиков» в стране, то по забастовочной активности «пальму первенства» прочно захватил Кузбасс. Высказывалось мнение, что забастовочное движение легче и эффективнее возникало там, где не было изначально митингового «перевозбуждения». В среде демократического движения декларировался тезис, что забастовочное движение поддержит здоровые  перестроечные силы в борьбе с реакционной частью элиты. Однако крупные забастовки оборачивались значительными экономическими потерями. Когда же под удар ставилась транспортная система, например, железная дорога, страдала вся экономика Союза в целом.

В стране сложилась тяжелая финансовая ситуация, увеличивался внешний долг государства. Внешняя задолженность была и до перестройки, но в ходе перестройки она значительно увеличилась из-за снижения цен на нефть, уменьшившего валютные поступления бюджета, а также из-за возросших расходов на перестройку административно-хозяйственного механизма. Значимую роль играл спад экономики из-за частичного разрушения хозяйственных связей, обусловленного недостаточной проработанностью правовых актов, регулирующих новые экономические отношения, и неисполнением законов в связи с потерей рычагов влияния административно-командным аппаратом.

Председатель Правительства СССР Николай Рыжков признал, что на первом этапе перестройки ее инициаторы недооценили сложность, масштабность экономических проблем и поэтому сделали излишне оптимистичный вывод о возможности их быстрого преодоления, и притом на широком фронте преобразований. В 1989 году стало ясно, что ликвидация многих из них требовала длительного времени. Не было своевременно создано правовых, экономических, финансовых инструментов, призванных стать неотъемлемыми элементами государственного регулирования при переходе к новой системе хозяйствования. Это привело к значительным бюджетным потерям и противоправным проявлениям в финансовой сфере, во многом способствовало разрастанию питательной среды "теневой" экономики.

Пользуясь несовершенством хозяйственного механизма и ослабевшим партийным и административным контролем, многие руководители предприятий под флагом демократизации и расширения прав «открывали» все новые возможности обращения в наличные деньги фондов, имеющих другие назначения. Привлекались "сомнительные коопера­тивы" (часто с участием в них работников предприятий) к услугам, оплачиваемым за счет фондов развития производства. Многие, накопив, большие их свободные остатки, не особенно были озабочены их экономным расходованием. А средства из них, попав в руки кооперативов, затем в бесконтрольной пропорции обращались в выплаты наличных денег. По публиковавшимся в печати данным, производительность труда работника, например, строительного кооператива была выше производительности  рабочего государственной строительной организации только на 20-26% (за счет продолжительности рабочего времени), зато зарплата у него была выше на 400%.

В кооперативы в погоне за прибылью уходили лучшие рабочие и специалисты государственных предприятий и организаций. Банки области выделяли кооперативам сотни миллионов рублей, зачастую не получая необходимой отдачи. Многие кооперативы ничего не производили, а обогащались за счет перепродажи незначительно переработанных продуктов питания или дефицитных промышленных товаров. Кооперативы покупали продукцию по государственным ценам, а продавали с трехкратной наценкой, не решая проблему дефицита, а только усугубляя финансовые проблемы. По данным социологов, свыше 70% потребителей области считали для себя недоступными кооперативные товары, хотя испытывали острую нехватку многих из них.

В 1989 году центральные власти отменили выборы директоров предприятий Советами трудовых коллективов, вернув практику назначения директоров вышестоящими организациями, а также ликвидировав право предприятий на самостоятельное установление размера заработной платы и ряд других полномочий.

 

В Свердловской области не удавалось снять остроту снабжения населения продуктами, и прежде всего мясными. Были введены талоны на продажу спиртных напитков. По данным облисполкома, по объему промышленного производства в 1989 году Свердловская область вышла на второе место в РСФСР, его концентрация была в 4 раза выше среднереспубликанского. В то же время по социальному развитию область занимала средние позиции в РСФСР из-за того, что доходы несправедливо распределялись центром.

Свердловский облисполком вышел в Совет Министров СССР с предложением о переводе области с 1 января 1990 года на территориальный хозяйственный расчет и самофинансирование и начал активную подготовку к этому переходу. В декабре 1989 года предложение облисполкома было одобрено правительствами СССР и РСФСР. Сообщалось, что проведение в Свердловской области подобного эксперимента в полном объеме стало возможным благодаря активной работе свердловских народных депутатов СССР во главе с Владимиром Волковым, а также благодаря внимательному отношению к нуждам свердловчан председателя Совета Министров СССР Николая Рыжкова, который являлся уроженцем Свердловской области и долгое время проработал в регионе. С 1 января 1990 года на финансирование из бюджета области были переданы расходы по агропромышленному комплексу и ряд других мероприятий по народному хозяйству области. Были утверждены твердые нормативы по мобилизации доходов на 1990 год в бюджет области. В частности, с предприятий союзного и республиканского подчинения были переданы доходы в размере 20% от платежей в госбюджет, от подоходного налога с населения – 75%, от налога с оборота – 30%. Была расширена самостоятельность местных Советов народных депутатов в формировании отдельных доходных источников по бюджету области и в планировании расходов на содержание социально-культурных учреждений.

Однако в области раздавались голоса и противников перехода на территориальный хозрасчет. Так, например, генеральный директор ПО «Уралхиммаш» Аркадий Чернецкий заявлял, что сначала нужно дать возможность укрепиться как следует производителю, а уж потом на базе этого строить хозрасчет территории. Преждевременное же введение территориального хозрасчета может нанести непоправимый вред предприятиям. В результате перехода на территориальный хозрасчет, утверждал Чернецкий, мы получим эгоизм местной власти.

 

Идея первичности республи­канских интересов в определе­нии экономической, социаль­ной, культурной политики перед союзными, которая обозначилась в 1989 году прибалтийскими республиками, в 1990 году стала доминирующей не только для «периферийных» республик, но и для структурообразующих республик СССР, в первую очередь для РСФСР. Объясняя свое решение баллотироваться в народные депутаты РСФСР от Свердловской области, Борис Ельцин заявил, что «агрессивно-послушное большинство» Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР не позволяло добиться радикальных перемен в жизни общества. По словам Ельцина, он надеялся на то, что по итогам выборов народных депутатов РСФСР в 1990 году удастся сформировать хотя бы на 50% такой состав Съезда народных депутатов РСФСР, который будет «прогрессивно демократически» настроен. Тогда можно было бы принять бо­лее радикальные меры по наве­дению порядка в России, сде­лать ее действительно само­стоятельной республикой, а не придатком центра, а потом снизу подтолкнуть и центр.

Решением ЦК КПСС была создана Коммунистическая партия РСФСР. Значимым событием в ходе борьбы за главенство в этой партии, предположительно, между двумя группами, завязанными на военно-промышленный комплекс СССР, стал скандал вокруг государственно-кооперативного концерна «АНТ». Углубившееся в результате этого скандала противостояние между группами силовиков обусловило поддержку со стороны «умеренно консервативной» группы силовиков Бориса Ельцина, в частности эта группа приняла участие в финансировании избирательной кампании Ельцина на должность народного депутата РСФСР в 1990 году и при его поддержке приняла участие в формировании нового правительства РСФСР, возглавил которое представитель этой группы Иван Силаев. Во время путча в 1991 году часть членов этой группы заняла нейтральную позицию, а часть – окрыто проельцинскую, что в значительной степени определило провал путчистов.

На внеочередном Съезде народных депутатов СССР в марте 1990 года Михаил Горбачев был избран Президентом СССР. Оппозиция критиковала Горбачева за то, что он не решился на прямые выборы. Отмечалось, что даже на Съезде за избрание Горбачева Президентом проголосовало минимально необходимое число депутатов, что свидетельствовало о снижении популярности и влиятельности Горбачева. Долговременное маневрирование Горбачева между «консерваторами» и «демократами» в конечном итоге лишило его поддержки и тех, и других.

В марте 1990 года Верховный Совет Литвы принял законодательные акты, которые фактически провозглашали выход Литвы из состава СССР.

Военнослужащие начали отказываться от участия в разрешении кризисных ситуаций внутри страны (подавлении беспорядков, организованных в первую очередь по национальным мотивам). Объяснялось это тем, что военнослужащие морально были не готовы выполнять данную задачу в связи с отрицательными оценками, данными правительством участию Вооруженных Сил СССР в событиях в Тбилиси и Афганистане.

 

В 1990 году в публичных выступлениях политических деятелей различной ориентации, зачастую диаметрально противоположной, звучат похожие лозунги о необходимости смещения полномочий по принятию решений сверху вниз: в первичные партийные организации, местные Советы, советы трудовых коллективов. В частности, Борис Ельцин говорил о том, что самым главным Советом народных депутатов должен быть районный Совет – тот, который ближе всего к людям. А районный Совет сам должен определять, какую долю власти он передает области, которая, в свою очередь, отдает свою долю власти России. Наиболее последовательно эта идея была изложена в статье Александра Солженицына «Как нам обустроить Россию» (скачать), широко растиражированной в печати. В статье предлагалось строить вертикаль власти снизу вверх, чтобы депутаты вышестоящих органов власти избирались собранием депутатов нижестоящих органов власти, а население напрямую избирало только депутатов местных органов власти. Предполагалось, что в результате может быть построена вертикаль власти, которая сохранит целостность страны, но эта вертикаль будет ориентирована не вверх на «вседержителя» (генсека, президента или монарха), а вниз – на народ. Однако эта идея осталась на уровне декларативных заявлений, принося политические дивиденды тем, кто ее озвучивал, но вовсе не собирался осуществлять, придя к власти. Так, например, в конце 1990 года в РСФСР, уже после того, как Ельцин стал высшим должностным лицом в республике, начало практиковаться подчинение нижестоящих Советов народных депутатов вышестоящим, что прямо противоречило собственным заявлениям Ельцина в начале 1990 года.

 

В 1990 году состоялись выборы народных депутатов местных и республиканских Советов. Наиболее распространенной точкой зрения на расстановку политических сил перед выборами Советов народных депутатов было представление, что существует два лагеря: с одной стороны – «консервативная» властная элита в лице партийного аппарата, руководителей органов государственной власти и крупных промышленных предприятий, а с другой стороны – представители «демократической» общественности, главным образом в лице научно-технической и творческой интеллигенции. Естественно, одна сторона демонизировала другую. «Демократы» обвиняли «консерваторов» в сопротивлении любым переменам, чтобы сохранить власть. «Консерваторы» обвиняли «демократов» в готовности к любым преступлениям вплоть до продажи Родины, чтобы захватить власть.

На наш взгляд, в реальности конкуренция шла не между бюрократическим аппаратом и общественностью, а между различными группами внутри бюрократического аппарата. Расстановку сил в Свердловской области можно описать следующим образом – перейти по ссылке.

Выборы народных депутатов местных и республиканских Советов проводились в несколько этапов с марта по май 1990 года. Явка избирателей на первом (основном) этапе составила в Свердловской области порядка 72%.

На выборах народных депутатов РСФСР, Свердловского областного Совета и Свердловского городского Совета в 1990 году не было квот от общественных организаций, которые были на выборах народных депутатов СССР в 1989 году. Доверие к органам государственной власти и руководящим органам КПСС продолжало падать. В результате, по итогам выборов в 1990 году на всех уровнях значительно увеличилось число депутатов, которые находились в оппозиции к союзному руководству. Наиболее организованной оппозиционной силой в регионе было Движение «Демократический выбор».

Наибольшее представительство Движение «Демократический выбор» получило в Свердловском городском Совете народных депутатов в силу высокой концентрации слоя интеллигенции в городе, где были расположены ВУЗы и научные центры, имевшие не только областное, но и макрорегиональное значение. Председателем Свердловского городского Совета народных депутатов был избран Юрий Самарин, который хотя и не являлся членом Движения «Демократический выбор», но избирался депутатом горсовета от Движения и заявлял, что разделяет многие взгляды Движения. Основными кандидатами на должность председателя Свердловского горисполкома были председатель горисполкома минувшего созыва Юрий Но­виков и директор центра НТТМ «Свердловск» Валерий Скрипченко, который активно поддерживал Движение «Демократический выбор». Депутаты горсовета посчитали, что Скрипченко чрезмерно загружен работой будучи депутатом и Верховного Совета РСФСР, и областного Совета, поэтому председателем горисполкома был избран Но­виков, а Скрипченко стал его заместителем.

В областном Совете народных депутатов Движение «Демократический выбор» не получило такого значительного представительства, но смогло создать достаточно многочисленную оппозицию, которая по важным вопросам была способна мобилизовать «нейтральных» депутатов, блокируя решения руководства областного Совета. Ряд представителей Движения возглавили комиссии областного Совета. Председателем областного Совета в марте 1990 года был избран председатель облисполкома Владимир Власов, за которого проголосовало 108 депутатов. Его соперником был представитель Движения «Демократический выбор» Геннадий Бурбулис, за которого проголосовало 94 депутата. Первые две кандидатуры, предложенные Власовым на должность заместителя председателя областного Совета, были отклонены депутатами из-за опасения чрезмерного усиления ставленников командно-административной системы в областном Совете. В конечном итоге, заместителем председателя областного Со­вета народных депутатов был из­бран заведующий кафед­рой управления социально-экономическими процессами Уральского госуниверситета Анатолий Гребенкин, который был сторонником Геннадия Бурбулиса.

Председателем облисполкома вместо Власова в апреле 1990 года был избран начальник ТСО «Средуралстрой» Эдуард Россель. Первыми заместителями председателя облисполкома стали Сергей Воздвиженский и Валерий Трушников.

Отмечалось, что некоторые депутаты областного Совета народных депутатов ощущали себя пешками в чужой игре. Выборы и назначения на сессиях происходили второпях. Невозможно было полноценно узнать кандидатов. Складывалось впечатление, что важные кадровые решения принимаются кулуарно, в результате чьих-то договоренностей.

 

Избранный народным депутатом РСФСР от Свердловской области при поддержке Движения «Демократический выбор» Борис Ельцин, хоть и с третьей попытки, но все-таки был утвержден Председателем Верховного Совета РСФСР в мае 1990 года, тем самым возглавив органы государственной власти РСФСР. Один из основателей Движения «Демократический выбор» Владимир Исаков, также избранный народным депутатом РСФСР от Свердловской области, возглавил Совет Республики – одну из двух палат Верховного Совета РСФСР.

Съезд народных депутатов РСФСР принял «Декларацию о суверенитете». Провозглашался суверенитет России в составе СССР. Верховный Совет РСФСР начал проводить разработку и заключение двухсторонних договоров с другими республиками СССР. В ответ на обвинения в сепаратизме, Председатель Верховного Совета РСФСР Борис Ельцин заявлял, что эта деятельность не направлена на разрушение СССР. В общем и целом эти действия вполне соответствовали политике Президента СССР Михаила Горбачева по преобразованию СССР в Союз суверенных государств. Тем не менее председатель КГБ СССР Владимир Крючков сообщил в своем секретном докладе Президенту СССР Горбачеву: «Под влиянием известных решений Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР конфронтация между Центром и союзными республиками получила мощный импульс. Глава Российского парламента вкупе с определенными силами, круги из теневого бизнеса явственно заявили свои претензии на создание «второго центра» в противовес государственному политическому руководству СССР.политика умиротворения агрессивного крыла «демократических движений» не в состоянии предотвратить возрастание деструктивных процессов, позволяет псевдодемократам беспрепятственно реализовывать свои замыслы по захвату власти и изменению природы общественного строя».

На заседании Верховного Совета СССР 21 сентября 1990 года Президент СССР Михаил Горбачев вы­ступил с предложением предоставить ему чрезвы­чайные полномочия, включая право введения президентского правления в суверенных республиках и роспуска их высших органов государственной вла­сти, в связи с тяжелым экономическим и политическим положением в стране. Президиум Верховного Совета РСФСР во главе с Борисом Ельциным распространил заявление, что в сложившейся ситуации предоставление Президенту СССР запрошенных им чрезвычайных   полномочий   недопустимо, а в случае предоставления Президенту Верховным Советом СССР таких полномочий органы власти РСФСР примут все необходимые меры по зашите суверенитета и конституционного строя РСФСР.

 

В июне 1990 года депутаты Свердловского областного Совета от Движения «Демократический выбор» выступили инициаторами отставки председателя областного Совета Владимира Власова, который публично выступил против кандидатуры Бориса Ельцина при утверждении Председателя Верховного Совета РСФСР в мае 1990 года. Большинством голосов депутаты облсовета досрочно прекратили полномочия Власова как председателя Совета.

В июле 1990 года в адрес областного Совета народных депутатов поступило письмо, подписан­ное Председателем Верховного Совета РСФСР Борисом Ельциным. Ссылаясь на поступающие из ряда областей и крупных горо­дов сведения о противоречиях, возникающих между Советами и исполкомами, о дублировании Советами работы исполкомов, о намечающемся увели­чении аппарата президиумов Совета, автор письма выска­зал мысль о целесообразности осуществления «в порядке экс­перимента в Свердловской об­ласти совмещения постов пред­седателя областного Совета и председателя исполнительного комитета». Это предложение очевидно противоречило принципу разделения властей, нарушение которого, по мнению «демократов», и обусловило всевластие партийно-бюрократического аппарата в загнивающем СССР, на волне борьбы с которым Ельцин и стал столь популярным. Противоречило это и лозунгу «Вся власть Советам!». Таким образом, прошло чуть больше месяца с тех пор как Борис Ельцин стал высшим должностным лицом в РСФСР, и он начал действовать вопреки основополагающим принципам своих предвыборных заявлений. Следует отметить, что в то же время Съезд народных депутатов РСФСР принял решение о запрете на совмещение должностей председателя Совета народных депутатов любого уровня с руководящими должностями в КПСС.

Председатель Свердловского облисполкома Эдуард Россель заявил, что письмо Ельцина родилось с его подачи. Россель говорил о бессилии недавно сформированной власти, о пробуксовках в решении практических вопросов. Высказывал и претензии к областному Совету, который, по его словам, пытался отобрать у исполкома некоторые структуры, низвести его до уровня протокольного отдела. Несмотря на опасения о возвращении в области авторитарного правления, депутаты областного Совета все-таки согласились с предложением Бориса Ельцина, чтобы один человек возглавлял и областной Совет народных депутатов, и облисполком. Видимость принципа разделения властей была сохранена путем введения должностей двух заместитетелей председателя Совета: один должен был отвечать за работу Совета, а второй – облисполкома.

В ходе выборов председателя областного Совета народных депутатов больше всего голосов набрали кандидатуры председателя облисполкома Эдуарда Росселя и председателя Нижнетуринского горсовета Г.П.Чупрова. Но ни один из кандидатов не набрал достаточного для избрания голосов депутатов. Принятие решения о выборах председателя областного Совета было отложено. Между тем, противостояние областного Совета и облисполкома продолжалось.

По итогам проведения опроса среди депутатов областного Совета, самыми авторитетными депутатами были названы: Эдуард Россель, Геннадий Бурбулис, А.Заборов, Анатолий Гребенкин, А.Матросов, Лариса Мишустина, А.Гусев, Г.Чупров, Галина Карелова, Владимир Гаффнер.

В ноябре 1990 года в ходе очередного голосования депутатов областного Совета народных депутатов за кандидатов на должность председателя Совета в конечном итоге победил председатель облисполкома Эдуард Россель. Ближайшим соперником был начальник отдела НИИ автоматики, председатель контрольного комитета областного Совета А.Матросов.

Снова начал активно обсуждаться вопрос о возможности совмещения должностей председателя областного Совета народных депутатов и председателя облисполкома. Россель заявлял, что, по его мнению, руководители и законодательной, и исполнительной властей в регионе должны избираться населением, чтобы они были независимы друг от друга. А схема подчиненности облисполкома Совету, когда Совет вмешивается в работу исполкома, по мнению Росселя, неработоспособна.

Областной Совет разделился по обсуждаемому вопросу примерно пополам. На стороне Росселя была депутатская группа «Консолидация», которая объединяла секретарей и членов обкома КПСС, первых руководителей городов, районов, крупных промышленных предприятий. По словам оппозиционно настроенных депутатов, Россель, став председателем областного Совета, проигнорировал требования многих депутатов поставить на голосование вопрос об освобождении его от должности председателя исполкома, чтобы сохранить за собой оба поста, несмотря на решение сессии не совмещать их. Россель в ответ заявил, что преодоление кризисов всегда сопровождалось в мировой истории некоторым ограничением демократических свобод. Неизбежно оно и в масштабах отдельной области. Важно лишь гарантировать возможности для углубления демократии в дальнейшем.

Эдуард Россель заявлял, что он намерен «воевать» с Борисом Ельциным (руководством РСФСР) за права Свердловской области так же, как Ельцин «воюет» с союзным центром за права России. С конца 1989 года в области существовало движение «Уральская республика», одним из главных активистов которого был Антон Баков. Основ­ная цель движения заключалась в создании в составе РСФСР суверенной Уральской союзной республики со столицей в Сверд­ловске, в состав которой могли бы входить Свердловская, Тюменская, Курганская, Челя­бинская, Оренбургская, Пермская области, а так­же Коми, Удмуртская и Башкирская АССР. Только в рамках такого самостоятельного образования, по мнению активистов движения, могли быть решены экономические, социальные и экологические проблемы ре­гиона. Эта идея была созвучна предложениям, высказывавшимся Борисом Ельциным о том, что территория РСФСР должна быть поделена на несколько районов не по национальным, а по экономическим критериям, и этим районам должны быть предоставлены права, аналогичные правам союзных республик.

В октябре 1990 года была создана «Корпорация Большой Урал К. А. О.» (коммерческое акционерное общество), которая была заявлена как финансово-экономический союз автономных республик и областей уральского экономического района.

 

В декабре 1990 года на заседании Съезда народных депутатов РСФСР Председатель Совета Республики Верховного Совета РСФСР Владимир Исаков заявил, что при принятии решений Верховным Советом РСФСР и его президиумом на депутатов оказывалось давление, сопровождавшееся нарушением правил. Это давление оказывалось как первым заместителем Председателя Верховного Совета РСФСР Русланом Хасбулатовым, так и самим Председателем Борисом Ельциным. Исаков привел несколько примеров, в том числе и обстоятельства создания акционерного обще­ства промышленно-коммерческой компании «Россий­ский дом», которая была связана с руководством скандального концерна «АНТ». Исаков намекнул, что эти «продавленные» решения могли носить коррупционный характер. Народный депутат РСФСР Виталий Машков заявил, что «возведение организационных недостатков в работе Верховного Совета в рамки политические, когда съезд расколот, когда предстоят голосования по конституционным нормам, дает явное преимущество блоку «Коммунисты России», тем, кто хочет заблокировать радикальную реформу». Причиной «бунта» Владимира Исакова против Бориса Ельцина могло быть банальное ухудшение отношений между Исаковым и Геннадием Бурбулисом, который имел большое влияние на Ельцина. Но не исключено и то, что Исаков был искренне возмущен масштабом злоупотреблений новоявленного «демократического» аппарата, провозглашавшего, что он борется со злоупотреблениями старого партийного аппарата.

 

В начале 1990 года в Свердловске и ряде других городов прошли конференции и собрания членов КПСС, на которых выражалось недоверие первому секретарю обкома КПСС и бюро обкома, высказывались предложения и требования о проведении областной партийной конференции. На совещании бюро обкома в феврале 1990 года первый секретарь обкома КПСС Леонид Бобыкин подал в отставку.

В апреле 1990 года первым секретарем обкома КПСС вместо ушедшего в отставку Леонида Бобыкина был избран первый секре­тарь Асбестовского горкома КПСС Гусев А.П., несмотря на то, что он пытался взять самоотвод. Следует отметить, что одновременно Гусев занимал должность председателя комиссии областного Совета народных депутатов по внешнеэкономической деятельности, что для него было, возможно, важнее, чем должность первого секретаря обкома КПСС. Вторым секретарем обкома КПСС был избран первый секретарь Свердловского горкома КПСС Владимир Кадочников.

Уже в июне 1990 года Гусев обратился к делегатам областной партконференции с заявлением об освобождении его от обязанностей первого секретаря обкома КПСС в связи с переходом на другую работу. Первым секретарем обкома КПСС вместо него был избран Владимир Кадочников.

 

По оценке Председателя Совета Министров СССР Николая Рыжкова, в 1990 году экономическая ситуация в стране продолжала ухудшаться. Финансовое положение ухудшалось в связи с тем, что все большее количество валютных средств приходилось тратить на закупку продовольствия за рубежом. Даже значительное увеличение мировых цен на нефть не привело к улучшению финансового положения, из-за того, что в СССР снизилась добыча нефти. По словам руководства КГБ СССР, важную роль в ослаблении финансовой системы сыграл увод средств за границу через коммерческие банки. Но звучали и обвинения в адрес самого КГБ, которое, предположительно, организовывало самые значительные потоки перекачки средств за рубеж.

При падении объемов производства увеличивались денежные доходы населения, что усиливало инфляционные процессы. Ослабление рубля привело к развитию натурального обмена между предприятиями, что еще больше ухудшало состояние финансов в стране. Руководство ряда республик и областей начало поощрять бартерные сделки между предприятиями, чтобы решить проблему дефицита товаров. Несмотря на расширение прав трудовых коллективов, местных органов, происходило лавинообразное возрастание требований и претензий к союзному центру. Предприятия, регионы, порой целые отрасли навязывали правительству СССР безотлагательное решение социальных вопросов, требования ресурсных поставок, дополнительных капитальных вложений, причем в ультимативной форме, под угрозой забастовок.

«Радикальные демократы» ратовали за методы «шоковой терапии» в экономической реформе. Руководством СССР же было принято решение последовательно шаг за шагом снижать масштаб прямого жесткого государственного воздействия на экономику и расширять сферу рыночных отношений. В октябре 1990 года Президент СССР Михаил Горбачев издал указ «О первоочередных мерах по переходу к рыночным отношениям», которым в 1991 году устанавливалось право предприятий отпускать продукцию оптом на основе договорных цен. В целях же недопущения резкого повышения цен правительством определялся предельный уровень рентабельности, сверх которого прибыль должна была изыматься в союзный и республиканский бюджеты. Договорные цены разрешалось устанавливать не на все категории товаров и сырья. Против запланированного повышения цен в Свердловской области выступил ряд руководителей крупных промышленных предприятий, в том числе директор завода имени Калинина, председатель ассоциации госпредприятий СССР Александр Тизяков и генеральный ди­ректор производственного объединения «Пневмостроймашина», председатель обла­стной ассоциации директо­ров Владимир Семенов. Свой протест производственники объяснили заботой о социальной защите населения, а также беспокойством по поводу возможного роста общественных конфликтов. Александр Тизяков сообщал, что республики закрывают границы, устраивают на доро­гах таможни и контрольно-пропускные пункты, в результате чего разрушаются хозяйственные связи. Председатель КГБ СССР Владимир Крючков заявлял, что в этих условиях не избежать восстановления по старой схеме утраченных связей в экономической жиз­ни страны, подчеркивая, что это временная, но неизбежная мера.

Верховный Совет РСФСР для перехода республики к рынку принял за основу программу «500 дней», которая противоречила программе перехода к рынку, которой руководствовалось руководство СССР. По словам председателя Верховного Совета РСФСР Бориса Ельцина, основные усилия союзного руководства были направлены на недопущение экономической основы суверенитета РСФСР: в промышленности РСФСР на предприятия союзного подчинения приходилось 70% объема производства, основ­ные отчисления от прибыли по-прежнему шли в союзный бюджет, бо­лее 90% экспорта российских предприятий осуществлялось внешнеэконо­мическими организациями со­юзных министерств и ве­домств, в бюджет России не производились отчисления от валютной выруч­ки по поставкам основной экс­портной продукции (нефть, газ, нефтепродукты). Верховный Совет РСФСР принял решение о вынесении недоверия Совету Министров СССР. При этом, по словам Ельцина, его разногласия с Горбачевым не касались принципиальных позиций, а заключались только в «приверженности разным темпам движения вперед».

 

К 1990 году в некоторых областях коммерческой деятельности, рэкет стал привычным явлением. По словам руководства Управления КГБ по Свердловской области, если раньше рэкетиры хватали мертвой хваткой тот или иной кооператив, требуя громадную сумму, то в 1990 году они накрывали большое количество кооперативов, требуя от них умеренной платы в размере 1,5-2 тыс. рублей ежемесячно. Из-за увеличившегося количества кооперативов сумма доходов преступников не уменьшилась. Сложность заключалась в том, что многих такая ситуация устраивала. Кооператоры приходили в органы только тогда, когда рэкетиры чрезмерно завышали требования из-за растущих аппетитов.

Возможно, нежелание кооператоров обращаться в правоохранительные органы было обусловлено не совсем законной деятельностью самих кооператоров, что во многом было вызвано проблемой тотального дефицита. По словам руководства областных органов БХСС, многие начинающие бизне­смены пытались решить орга­низационные и снабженческие проблемы исключительно за счет подкупа или скупки кра­денного, что влекло за собой слияние общеуго­ловной и экономической пре­ступности. Кроме этого, за рамки законов кооператоры зачастую выходили невольно из-за «правовой чехарды», когда поспешно при­нимаемые законы о коопера­ции, индивидуальной трудовой деятельности, о нетрудовых доходах противоречили друг другу и существовавшему уголовному законодательству. При этом правоприменители и правоохранители трактовали эти законы так, как им было удобно.

Активно занимались рэкетом и сами сотрудники правоохранительных органов. Получило широкую известность убийство офицером отдела БХСС ОВД Ленинского района Свердловска своего помощника из-за того, что они не поделили вещи, конфискованные у спекулянтов. Аналогичная практика наблюдалась и в судебной системе, где судьи похищали конфискованный дефицит, используя судебных приставов.

По словам руководства областной прокуратуры, одной из причин роста преступности было расслоение общества на бедных и богатых. Воры, мошенники и рэкетиры заявляли, что восстанавливают социальную справедливость – «щиплют» торгашей, барыг, кооператоров. Определенная часть населения относилась к таким заявлениям едва ли не сочувственно из-за собственного тяжелого материального положения. Кроме этого, Средний Урал был напичкан исправительно-трудовыми учреждениями. Сюда свозили осужденных чуть ли не со всей страны. Отбыв наказание, многие из них здесь и оседали.

В конечном итоге, рост преступности обусловливался общей политико-экономической ситуацией в стране и остановить его силовыми мерами было невозможно.

В 1989-1990 годах под руководством Олега Леонидовича Вагина оформилась организованная преступная группа «Центр». Это первая крупная свердловская ОПГ, которая была создана за пределами традиционной уголовной иерархии. Сделав первоначальный капитал на грабежах, рэкете, продаже угнанных автомобилей, экономические интересы «центровых» стали распространяться на сферы экспорта металлов, драгоценных камней, леса, импорта товаров народного потребления и вычислительной техники.

В 1990 году было создано Свердловское областное отделение  Союза ветеранов Афганистана под руководством Владимира Лебедева. Данной общественной организации государством были предоставлены таможенные и налоговые льготы, а также квоты на экспорт природных ресурсов с целью создания экономической базы для поддержки ветеранов войны в Афганистане. Лидерами «афганского» движения стали бывшие офицеры, имевшие боевой опыт, в результате чего «афганцы», активно использовавшие силовые методы предпринимательства, стали играть роль одной из крупнейших ОПГ в Свердловской области. Среди руководителей «афганского» движения были не только армейские офицеры, но и бывшие сотрудники МВД и КГБ, которые могли использовать свои связи в государственных силовых структурах.

К 1990 году оформилась ОПГ «Уралмаш» под руководством братьев Григория и Константина Цыгановых. С начала 1980-х гг. братья Цыгановы занимались вымогательством, крупными квартирными кражами и разбойными нападениями на граждан. В середине 1980-х годов под руководством уголовников они реализуют мошеннические схемы при покупке автомобилей и к 1987 году зарабатывают себе авторитет в криминальной среде. С возникновением кооперативного движения Цыгановы начинают заниматься рэкетом, опираясь на бывших спортсменов. В 1990 году группировка насчитывала около 50 человек и начала влиять на криминальные процессы, а потом и управлять ими в Орджоникидзевском районе Свердловска, где располагался машиностроительный гигант «Уралмашзавод».

Таким образом, в 1990 году в Свердловской области были представлены 4 крупных преступных сообщества: «синие» (традиционные уголовники, управляемые «ворами в законе»), ОПГ «Центр», «афганцы» и ОПГ «Уралмаш». Вначале эти сообщества характеризовались единоначалием. Впоследствии, в ходе криминальных войн, когда погибли наиболее авторитетные руководители, сообщества стали в большей степени представлять собой конгломерат криминальных групп, подчиняющихся своим локальным лидерам.

 

В 1991 году Ельцин был избран президентом РСФСР. Во время путча в августе 1991 года Олег Иванович Лобов (один из ближайших сподвижников Бориса Ельцина) находился на секретном объекте под Свердловском и возглавлял второй (резервный) состав правительства РСФСР, который принял бы на себя управление республикой, если бы Ельцин был арестован по приказу членов ГКЧП. Путч провалился, и Борис Ельцин обрел всю полноту власти в России. В числе приближенных к Ельцину фигур, выходцев из Свердловской области, получивших руководящие посты в органах власти, были Юрий Петров, Геннадий Бурбулис и Олег Лобов, которые сохраняли свое влияние до середины 1990-х годов.

В октябре 1991 года Борис Ельцин назначил Эдуарда Росселя главой администрации Свердловской области.

Город Свердловск переименован в Екатеринбург.

В 1991 году началась криминальная война между крупнейшими свердловскими ОПГ за сферы влияния. С одной стороны в этой войне участвовала ОПГ «Уралмаш», с другой - ОПГ «Центр» и «афганцы». Разные лидеры «синих» принимали стороны различных группировок. Своего пика эта криминальная война достигла в 1992-1993 годах. В результате криминальной войны между ОПГ «Уралмаш» и ОПГ «Центр», «центровые» значительно ослабли и «уралмашевцы» вышли на лидирующие позиции.

Представитель президента РФ в Свердловской области Виталий Машков в письме президенту Ельцину сообщил: в Свердловской об­ласти можно с уверенностью утверждать, что Россия «ак­тивно приступила к созданию невиданного в мире государ­ства, управляемого организованной преступностью». При этом сам Машков оказывал поддержку компании «Новая гильдия», руководители которой активно практиковали преступные методы в борьбе за уральские изумруды.

В первой половине 1990-х годов крупнейшие промышленные предприятия Свердловской области все еще находятся в собственности государства и управляют ими прежние «красные директора». Однако финансовые потоки и внешнеэкономическую деятельность этих предприятий постепенно подчиняют себе бывшие сотрудники спецслужб (в первую очередь занимавшиеся внешней разведкой), бывшие работники советских внешнеторговых организаций и криминальные авторитеты. Так, например, соответствующими вопросами на Нижнетагильском металлургическом комбинате занимался бывший работник «Лицензинторга» Вячеслав Кущев в интересах руководства Федерального агентства правительственной связи и информации. Внешнеторговую деятельность комбината «Уралэлектромедь» контролировали братья Михаил и Лев Черные, представителем которых был бывший работник «Узбекинторга» Искандар Махмудов. Благодаря этому вышеозначенные лица все больше начинают реально контролировать предприятия, несмотря на формальный контроль за предприятиями со стороны чиновников и лояльных им директоров предприятий, функции которых свелись только к управлению производственной деятельностью предприятий. Причиной такого смещения центра контроля на предприятиях являлась переориентация крупных металлургических предприятий с внутреннего рынка на внешний (обусловленная экономическими причинами) одновременно с государственными ограничениями на право заниматься внешнеэкономической деятельностью: либерализация внешнеэкономической деятельности в 1991 году не коснулась стратегически важных товаров, к которым относились цветные металлы, прокат черных металлов, стальные трубы и лес, то есть все основные экспортные товары Свердловской области.

В 1993 году Эдуард Россель объявил о создании Уральской республики для увеличения полномочий областных властей. В этом же году Эдуард Россель был отправлен в отставку с поста главы администрации Свердловской области президентом России Борисом Ельциным. Вполне возможно, что истинной причиной отставки Росселя не были его сепаратистские тенденции. Объявление Уральской республики преследовало цель всего лишь увеличения финансовой самостоятельности Свердловской области до уровня национальных республик, что впоследствии и произошло. Вероятнее, основной причиной отставки послужило ослабление лоббистских возможностей Росселя в Кремле – в отставку ушел руководитель администрации президента РФ Юрий Петров, который поддерживал Росселя.  Новым главой администрации области был назначен Алексей Леонидович Страхов, который до этого был заместителем главы администрации Екатеринбурга. Предполагается, что с этого момента началось противостояние Эдуарда Росселя и главы Екатеринбурга Аркадия Михайловича Чернецкого. Вероятнее всего, лоббистом команды Чернецкого в Кремле был Олег Лобов.

После отставки Эдуард Россель сформировал собственное общественно-политическое движение «Преображение Урала», которое победило на выборах депутатов Свердловской областной думы в 1994 году. Публиковалась информация, что сначала в финансировании объединения «Преображение Урала» принимали участие члены ОПГ «Центр», впоследствии же проросселевское объединение переориентировалось на членов ОПГ «Уралмаш», а «центровые» начали поддерживать администрацию Екатеринбурга.

В 1995 году прошли первые выборы губернатора Свердловской области, на которых победил Эдуард Россель. Проходила информация, что финансово избирательную кампанию Эдуарда Росселя поддерживал Нижнетагильский металлургический комбинат.

Во второй половине 1990-х годов лица, которые контролировали финансовые потоки и внешнеэкономическую деятельность крупных промышленных предприятий области получают в собственность акции этих предприятий. Начинаются корпоративно-криминальные войны за акции предприятий. Наиболее громкой была война за акции Качканарского ГОКа, в которой участвовали многие крупные предприниматели области, правоохранительные органы и криминальные группировки. Начался процесс формирования финансово-промышленных групп.

Исключением в этом процессе стали крупные предприятия оборонного значения (например, ФГУП «Уралвагонзавод»), владельцем которых продолжало оставаться государство. Также в государственной собственности оставались естественные монополии: газотранспортная система (Уралтрансгаз), Свердловская железная дорога, электроэнергетика (Свердловэнерго). В условиях финансового дефицита первой половины 1990-х годов доступ к государственным деньгам был важным конкурентным преимуществом, поэтому вокруг естественных монополий концентрируются крупнейшие экономические игроки, что делает естественные монополии полюсами не только экономического, но и политического влияния. С газовым полюсом ассоциируется Валерий Язев; Свердловэнергогруппа Ренова (Виктор Вексельберг), возможно, в сотрудничестве с ОПГ «Уралмаш»; СвЖДМихаил Черной, ОПГ «Центр».

В 1995 году было образовано АОЗТ «Группа предприятий ЕАМ», которое в конце 1995 года подписало соглашение о стратегическом партнерстве с итало-швейцарской компанией Duferco, став владельцем контрольного пакета акций Нижнетагильского металлургического комбината, положив начало созданию Евразхолдинга.

В 1996 году в результате слияния Иркутского и Уральского алюминиевого заводов создается СУАЛ-холдинг (Виктор Вексельберг). По имеющимся данным, Вексельберг становится наиболее лояльным Эдуарду Росселю олигархом, получающим наибольшую поддержку от властей региона.

На очередных выборах губернатора в 1999 году в качестве основных соперников рассматривались Эдуард Россель и Аркадий Чернецкий. Неожиданно во второй тур выборов вместе с Росселем вышел лидер движения «Май» Александр Леонидович Бурков, который вел предвыборную кампанию совместно с Антоном Алексеевичем Баковым. Бурков и Баков в прошлом работали в команде Сергея Борисовича Воздвиженского (соратника Эдуарда Росселя), который контактировал с одним из лидеров ОПГ «Уралмаш» Андреем Вольфрамовичем Панпуриным. В конечном итоге победу на выборах одержал Эдуард Россель.

Потенциальным кандидатом в губернаторы мог стать депутат Государственной Думы РФ Валерий Афонасьевич Язев, но он отказался от участия в выборах в результате договоренности Эдуарда Росселя с главой концерна «Газпром» Рэмом Вяхиревым. В обмен на отказ от соперничества Россель гарантировал дружественной Вяхиреву компании «Итера» привилегированный доступ к рынку газа Свердловской области.

Финансово избирательную кампанию Эдуарда Росселя поддерживали владельцы крупных пакетов акций ряда промышленных гигантов области. После победы на выборах Россель оказывает им поддержку в консолидации пакетов акций этих и ряда других предприятий, обеспечивая формирование вертикально интегрированных холдингов.

В 1999 году на базе комбината «Уралэлектромедь» и ряда других предприятий медной промышленности области был создан холдинг «Уральская горно-металлургическая компания», который стал вторым по величине производителем меди в России после «Норильского никеля».

В 2000 году, были объединены алюминиевые компании СУАЛ-холдинг (Виктор Вексельберг) и «Трастконсалт» (Василий Анисимов). Впоследствии, после трагических событий в семье Василий Анисимов вышел из алюминиевого бизнеса.

В 2002 году Дмитрий Пумпянский, владеющий Синарским трубным заводом (Свердловская область), и МДМ-групп, контролирующая Трубную металлургическую компанию, в которую входят Северский (Свердловская область) и Волжский трубный заводы (Волгоградская область), заключают стратегическое партнерство. Трубная металлургическая компания становится одним из крупнейших производителей стальных труб в стране.

К 2002 году в Свердловской области организационно оформились крупнейшие игроки металлургического сектора, имевшего определяющее значение для экономики региона: Евразхолдинг (сталь), СУАЛ-холдинг (алюминий), УГМК (медь), ТМК (стальные трубы).

Важнейшим инструментом политической борьбы выступали средства массовой информации, в первую очередь телевидение. Акционерами областных телеканалов являлись областные власти, мэрия Екатеринбурга, крупные предприниматели. В конце 1990-х годов начинают активно развиваться областные интернет-СМИ, которые становятся эффективным инструментом политического влияния. Финансированием интернет-СМИ в основном занимаются не крупные ФПГ, а предприниматели «второго порядка», имеющие политические амбиции.

В 2003 году на очередных выборах губернатора области во втором туре Эдуард Россель победил Антона Бакова.

После теракта в Беслане в стране отменяются прямые выборы губернаторов. Эдуард Россель имеет имидж «мятежного» губернатора, не пользующегося поддержкой Кремля, в результате чего прогнозируется его отставка.

В 2004 году имел место конфликт между вором в законе Асланом Усояном с одной стороны и лидером ОПГ «Уралмаш» Александром Хабаровым с другой. Предполагается, что Усоян хотел заменить «смотрящих» в регионе в связи с излишней самостоятельностью воров «Трофы» и «Каро», которые были чересчур лояльны по отношению к ОПГ «Уралмаш». В ответ Хабаров демонстративно собрал сходку местного криминалитета практически в центре города и заявил, что не пустит московских воров в регион. «Региональный сепаратизм» криминального мира был жестко пресечен правоохранительными органами: Александр Хабаров был обвинен в мошенничестве с акциями «Банка 24.ru» и покончил с собой в СИЗО.

В 2005 году в соответствии с новым законодательством Эдуард Россель был наделен полномочиями губернатора по представлению президента РФ Владимира Путина. Видимо, Кремль решил не обострять ситуацию в стране, массово снимая неугодных влиятельных губернаторов, а проредил только глав малозначимых субъектов федерации. В то же время начала снижаться финансовая самостоятельность региона, что де-факто уменьшало самостоятельность руководства области.

В 2007 году компания «РУСАЛ» Олега Дерипаски, «СУАЛ-холдинг» Виктора Вексельберга и корпорация «Glencore» объединили свои алюминиевые активы, создав Объединенную компанию «Российский алюминий». Основным акционером новой компании стал Олег Дерипаска. Экономическое влияние Виктора Вексельберга в Свердловской области начало снижаться, несмотря на наличие нескольких крупных активов в регионе и реализацию мегапроекта по строительству микрорайона «Академический» в Екатеринбурге. Учитывая то, что Виктор Вексельберг был наиболее лояльным Эдуарду Росселю олигархом, ослабление экономического влияния Вексельберга в регионе, могло ослабить политическое влияние Росселя.

С 2008 года руководство свердловским отделением партии «Единая Россия» начали осуществлять бывшие офицеры ФСБ Игорь Баринов и Виктор Шептий, которые находились в оппозиции к губернатору Эдуарду Росселю.

В апреле 2009 года сменилось руководство крупнейшего машиностроительного предприятия региона «Уралвагонзавод» (производство железнодорожных вагонов и бронетехники). Вместо Николая Малых, лояльного Эдуарду Росселю, руководителем завода стал ставленник госкорпорации «Ростехнологии» Олег Сиенко. «Ростехнологии» возглавляет Сергей Чемезов, входящий в ближайшее окружение Владимира Путина. Топ-менеджеры госкорпорации начали оказывать значимое влияние на политические процессы в Свердловской области.

В 2009 году Эдуард Россель ушел в отставку. Основными причинами отставки были, предположительно, недостаточная поддержка в Кремле и преклонный возраст. Полномочиями губернатора по представлению президента России Дмитрия Медведева был наделен Александр Сергеевич Мишарин, который ранее руководил Свердловской железной дорогой, а также работал в министерстве транспорта РФ. С Мищариным были тесно связаны группа компаний «Форатек» и «Аргус-холдинг». У «Форатека» в свою очередь прослеживались связи с ОПГ «Центр» и братьями Черными. Предположительно, поддержку Александру Мишарину в Кремле оказывал Игорь Сечин, который являлся одним из ближайших доверенных лиц Владимира Путина.

В 2012 году Александр Мишарин досрочно ушел в отставку. Основными причинами отставки назывались резко ухудшившееся состояние здоровья Мишарина, попавшего в серьезное ДТП в декабре 2011 года, и конфликты между элитами в регионе.  Преимущественно конфликты имели место между ближайшим окружением Мишарина и представителями группы «Ренова», а также традиционный конфликт между областным правительством и мэрией Екатеринбурга, которая отстаивала финансовую и политическую независимость от областных властей. Губернатором области по представлению президента РФ Владимира Путина стал Евгений Владимирович Куйвашев, связанный с вице-президентом компании «Роснефть» Эдуардом Худайнатовым и мэром Москвы Сергеем Собяниным. Эдуард Худайнатов в свою очередь пользовался поддержкой Игоря Сечина, что обеспечивало поддержку Евгению Куйвашеву со стороны Кремля. Кроме этого, предполагается, что Евгений Куйвашев находится в дружеских отношениях с топ-менеджером группы «Ренова» Михаилом Слободиным, что обеспечивало поддержку со стороны конкурирующего по отношению к Сечину кремлевского клана (Аркадий Дворкович). Видимо, предполагалось, что компромиссная фигура Куйвашева сможет преодолеть конфликты элит в регионе.

Полномочным представителем президента в УрФО становится начальник цеха «Уралвагонзавода» Игорь Холманских, что служит свидетельством усиления политического влияния в регионе ГК «Ростехнологии».

Евгений Куйвашев назначил на должность вице-губернатора бывшего генерального директора НТМК Сергея Носова, который последние годы работал в структурах, подконтрольных госкорпорации «Ростехнологии». Осенью 2012 года Носов избирается мэром Нижнего Тагила при большой поддержке избирателей. Высказываются предположения, что в будущем Носов может стать кандидатом в губернаторы Свердловской области.

В 2013 году накануне выборов мэра Екатеринбурга и городской думы с новой силой разгорелся конфликт между руководством области и мэрией Екатеринбурга, несмотря на попытки примирения в 2012 году.

 

Дата актуализации информации: 2013 год.

 

______________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Если вы хотите дополнить или опровергнуть информацию, помещенную на данном сайте, присылайте имеющиеся у вас сведения по адресу mail@elitehistory.info